М. П. Мусоргский. Картинки с выставки

Со вчерашнего дня занялся “Картинками”, отделкой художественных образов. Самая интересная и захватывающая работа, возможная после физиологического освоения текста (которым довольствуется основная масса исполнителей и слушателей).

Никак не мог (уже давно) попасть в характер автора (“Прогулка” – весь стержень сочинения). Это же автопортрет автора. По его же словам. Наконец удалось. Во-первых всегда играется быстро и ровно (болезнь двадцатого века – мертвый ритм без малейшего ощущения живого времени ткани музыки. Чемпионы – интеллектуально-нравственный идиот-Рихтер и больной аутист-Гульд, у кондукторов – базарный хам, умственно отсталый Тосканини).

Итак. Он – автор так ходить не мог. Ровно и скоренько. В стиле здорового соцреализма с псевдо-крестьянским ложно-русским “задором”. (Как обычно изображают русские дамы и господа, зарубежные – не в счет. У них матрешка из “Березки” в голове).
Походка у него медвежья. Неспешная и неровная. Спотыкающаяся и слегка пьяненькая, как мы уже отмечали. Плюс – небольшая одышка. И некоторое замешательство и природная неловкость нахождения его в пространстве, связанная с общими чертами характера. С природной застенчивостью тоже. В каждой ипостаси “прогулки” (а она появляется постоянно в разных формах) мы видим автора в разных эмоциональных состояниях, в зависимости от реакции на увиденное, почувствованное, глубоко и остро переживаемое. До осязаемого озноба в “прогулочной теме” после “Гробницы”. И всё, поверх эмоций – с очаровательным юморком и самоиронией. Блеск! Так самовыразится даже рафинированный Ференц не сумел, слишком “европейский” господин. А вот М.П. – “шершавый”, неотесаный русский характер и выражает только и исключительно себя с первозданной непосредственностью. В этом основная ценность этой музыки. Живой автопортрет.

И сегодня проявилась его “физиономия”. Как он и хотел того – “Моя физиономия там часто проглядывает” (Из письма M.)

Живой. Класс!

Да, как-то не получалось просто сформурлировать – почему у нас после СВР в пианистах никто не годится? Включая г-на Горовица. Не обладали художественной формой сознания. Проф непригодны. У СВР это было, но больше подходило к его композиторству, потому что его художественно-образное мировосприятие было очень ограниченно-национальным.
В своей музыке – это плюс. Национальный колорит.
В интерпретаторстве – минус. “Всё по-русски”, куда ни плюнь. А “русский Шопен” – это, извините, полная дрянь и оскорбление композитора. Такие вот дела в интерпретаторских делах.

Художественно-образным мышлением не обладает ни критика, ни музыковедение. Не обладает и бОльшая часть публики.

То есть мир к серьезной музыке профессионально непригоден. Надо воспитывать с нуля.

Пойду-ка я на почту за пражским концертом, а то (чувствую) некоторые друзья приуныли. Уже две недели после Праги прошло. А это много для жизни без живой музыки для тех, кто ее познал.

Leave a Reply

Fill in your details below or click an icon to log in:

WordPress.com Logo

You are commenting using your WordPress.com account. Log Out / Change )

Twitter picture

You are commenting using your Twitter account. Log Out / Change )

Facebook photo

You are commenting using your Facebook account. Log Out / Change )

Google+ photo

You are commenting using your Google+ account. Log Out / Change )

Connecting to %s