“Заграничный” Рахманинов

Часто в приватных сообщениях с друзьями я высказываю те или иные мысли по вопросам, которые касаются почти всегда искусства, в первую очередь – музыки. Вот и сегодня в нашем быстром обмене информацией с Ирочкой ( Irina Vovnoboy ) она попросила коротко изложить мои мысли о “позднем СВР”. Конкретно – о “Симфонических танцах”. Я подумал, что это можно и дать сюда, где все прочтут о моем (“субъективном”, конечно же) отношении к вопросу.

“Заграничный” Рахманинов меня не раздражает и не печалит. Видно, как постепенно выздоравливает его душа от кровоточащей российской травмы-раны. Мне бы нравилась эта музыка, как нравилась бы музыка Гершвина, к примеру, если бы я был совершенно пуст, и достаточно глуп. Великолепное мастерство, оформившийся свежий язык, а сказать нечего. Проблема Рахманинова позднего периода – отсутствие серьезного интеллекта, философского мышления, которое позволило бы ему в новых условиях создавать глубокую музыку. Излечившись от боли и лишившись русской почвы с ее природой, художником которой он был “до последнего корешка” русских “лесов, полей и рек”. “Освободившись” от живописного православного эмоционального мышления, в его душе возникли ничем незаполнимые пустоты. В лучших произведениях русского периода – его сила в эмоциях национального характера, любви, религиозно-мистическом православном сознании. Ума ему всегда не хватало, но и не было, особенно, нужно. А когда ушла почва для эмоций, заполняющих и наполняющих “духом Рахманинова” прекрасные произведения, “заменить” ее стало нечем. Интеллектуальная слабость вышла на передний план.

Симф. танцы – СВР, “вылечившийся” от большевицких ран и тоски по России. Произведение легкое, воспоминательное. Да, свежее. Много аллюзий к Петру Ильичу, о котором он здесь думает, совершенно очевидно. Проходится по своим “приятным страницам” жизни. Почти не рефлексируя и не ностальгируя. Тут-то и проблема. Его сила – русская меланхолия, ностальгия и рефлексия. Почвы нет. Она выбита, “рана пережита” и “забыта”. И перед нами голливудский пустой милый композитор. Кем и был Рахманинов без почвы. Только она его питала и делала его довольно пустоватый интеллектуально-эмоциональный мир насыщенным смыслом. Его смыслы – живопись той России, где он корнями был очень глубоко.

Здесь – уже американский композитор средней руки. Пустой и глупый. Но приятный. Голливуд. Музыка для Спилберга.

Даже “Диес Ире” всунул уже “весело” и почти беспечно. Я вижу всю будущую ветвь “заграничных” Рахманиновых. Симпатичные пустые болваны.

senar.ru_o002

С. В. Рахманинов и Ю. Орманди за чтением партитуры на репетиции к первому исполнению «Симфонических танцев» (1941)

Leave a Reply

Fill in your details below or click an icon to log in:

WordPress.com Logo

You are commenting using your WordPress.com account. Log Out /  Change )

Google+ photo

You are commenting using your Google+ account. Log Out /  Change )

Twitter picture

You are commenting using your Twitter account. Log Out /  Change )

Facebook photo

You are commenting using your Facebook account. Log Out /  Change )

Connecting to %s