О Высоцком

О Высоцком высказывались и продолжают высказываться очень многие. Разумеется, как принято у советских русских, после его смерти. А вчера, на нашей странице всколыхнулась “высоцкая волна” в комментариях. И я решил дать более развернутый текст моего отношения к народному герою советской России.

Я хорошо помню “всё с самого начала”. Когда на залитых горячим солнцем улицах нашего маленького абхазского Гудаута сидели молодые люди, “курортники”, как мы “местные” их презрительно называли, и слушали нечто новое, наряду с Элвисом (битлов еще не было в природе). Это был хриплый блатнющий голос, распевающий смешные куплеты. Мне, в мои 5-7 лет всё это очень нравилось и песни были “взаправду шкодливые” и смешные. “Масочный” Высоцкий завоевывал сердца страны советов.

Этот голос сопровождал меня всю мою жизнь в тех краях. Вырываясь то тут, то там из-под спуда размеренной мертвой поступи советской жизни, автоматически уничтожающей всё живое. В советской стране многое было возможно, но быть живым строго воспрещалось – табу!

С тех первых детских лет Высоцкий пленял именно своей живостью, ярко подсвечивая жизнь угрюмого советского кладбища. Всё более входя в мир серьезной музыки, я ощущал нарастающий диссонанс своего мира и мира, в котором царил Высоцкий. Хотя, по-прежнему, радовали его успехи и популярность, дающая хоть немного вкуса жизни в затхлой, душной советской могиле.

Разумеется, было ясно, что страна реагировала именно на живой голос, которого людям так не хватало. Тем более, что прежние герои 50х, вроде поэта Евтушенко, скатывались в советскую ложь, приспособленчество и компромиссное “сосуществование” с ненавистной для многих властью.

Оттачивая свой вкус при помощи музыки, высоких искусств, в которые меня погружала рано начавшаяся профессиональная жизнь музыканта, я всё больше отдалялся от “жизни страны”, в которой всё становилось для меня мертвым, грубым, примитивным, неестественным, зажатым, душевно распущенным и смертельно неинтересным.

Оказавшись в свои 30 лет в начале новой жизни в Европе, вся предыдущая жизнь была “перемолота и отвергнута” за ненужностью. Страна, в которой я родился и провел 30 лет жизни, оказалась смешной пародией на государство, а люди – комическими или трагическими карикатурами, живущими в ней. Вместе с их искусствами, театрами, поэтами, писателями,”умными разговорами” на кухнях и прочей лагерной фатаморганой, которую они почитали жизнью.

Мне было любопытно проверить свои чувства на “дорогом и светлом”, что было в той унылой беспросветности – песенках Высоцкого.

Как-то раз в Лондоне, поставив пластинку Высоцкого с оркестром Гараняна, которую я очень “там” любил, мне окончательно стало ясно – “светлого там” не было ничего. И то, что казалось светом, были, на деле, лишь оттенки тьмы.

Жалкий хриплый голос алкаша, надрывающего глотку то в натужно-комическом “жанре”, то в отвратительно вульгарном “патриотическом”, то в псевдо поэтическом – вызвал лишь желание “выключить” навсегда “ту жизнь”. В которой всё оказалось вульгарным фейком.

PS Был ли он ЧК-истом, или не был не играет никакой роли. Там все были и остаются мертвецами. А в какой формальной должности находится труп – роли не играет.

Leave a Reply

Fill in your details below or click an icon to log in:

WordPress.com Logo

You are commenting using your WordPress.com account. Log Out /  Change )

Google+ photo

You are commenting using your Google+ account. Log Out /  Change )

Twitter picture

You are commenting using your Twitter account. Log Out /  Change )

Facebook photo

You are commenting using your Facebook account. Log Out /  Change )

Connecting to %s