Я это пережил. Передумал. Перестрадал. Давно. Еще в прошлом веке.

Я это пережил. Передумал. Перестрадал. Давно. Еще в прошлом веке.
Более того – я всё пережил и прочувствовал, когда вы все еще “спали” в советской “искусственной коме”.
И гораздо больше того – у меня не было “коллег”, у меня не было “друга Гессе”, у меня не было поддержки прогрессивных людей. У Манна аккумулировались 12 лет национального негативного опыта, у меня 100. Манн дожил до катарсиса своего народа. Мне не дожить. Манн нашел понимание в “Новом Свете” – у меня нет “нового света”, а “старый” отупел еще хуже, чем во времена Манна.

Манну было легче. Манн был зрелым человеком европейской культуры, я был ребенком из тоталитарного ада и чужаком-славянином в западной Европе. Манн был писателем, ему не надо было в своих скитаниях “сохранять спортивную форму”. Манн “собрал вещи” и уехал, а я полумертвым “вырвался из застенков”, после пяти лет издевательств надо мной всех бандитов всей “страны советов”. Манн говорил на литературном языке – мне надо было создать новый литературно-музыкальный язык общения. Манн не “пробивал” очередное “окно в Европу”, он не платил дани Гитлеру ( а я платил все возможные средства, чтобы дать зеленый свет дыханию свободы в моей стране ). Манн не “вызволял людей из ада Гитлера”, а я вытаскивал людей, которые были там обречены на гибель будучи “вечно невыездными”. Потом принимал и помогал людям во время путча. И делал многое другое, что казалось невозможным. Так что, уж позвольте мне иметь собственное мнение о том, как, и благодаря чему и кому встает на ноги и крепнет фашизм.

“Если бы немецкая интеллигенция, если бы все люди с именами и мировыми именами — врачи, музыканты, педагоги, писатели, художники — единодушно выступили тогда против этого позора, если бы они объявили всеобщую забастовку, многое произошло бы не так, как произошло”.

“Одной из мук, которые мы терпели, было видеть, как немецкий дух, немецкое искусство неизменно покрывали самое настоящее изуверство и помогали ему”.

“Пусть Германия вытравит из себя спесь и ненависть, и ее полюбят. Она останется, несмотря ни на что, страной огромных ценностей, которая может рассчитывать на трудолюбие своих людей и на помощь мира, страной, которую, когда будет позади самое трудное, ждет новая, богатая свершениями и почетом жизнь”.

Leave a Reply

Fill in your details below or click an icon to log in:

WordPress.com Logo

You are commenting using your WordPress.com account. Log Out /  Change )

Google+ photo

You are commenting using your Google+ account. Log Out /  Change )

Twitter picture

You are commenting using your Twitter account. Log Out /  Change )

Facebook photo

You are commenting using your Facebook account. Log Out /  Change )

Connecting to %s