Мусоргский. “Сериал Картинки”. 6я серия. Part No. 5 “Ballet of Unhatched Chicks”

 

*Красные цифры приведут вас к музыкальным фрагментам

 

Это чисто подражательная, жанровая пьеса.
И, здесь, конечно, все зависит только от чувства юмора исполнителя.

Чувство юмора Модеста Петровича здесь не подвергается сомнению, поскольку настолько он, опять же, опередил время и возможности своего времени и опять затронул вечное.

А что вечное? А вечное – курица, да…
Он в своих удивительных сочинениях идет в самые корни, в тот самый вопрос о курице и яйце.

И его искусство – необыкновенное, поскольку оно идет прямо из ядра земли. И здесь, несмотря на то, что танец… На картинке Гартмана были эскизы к балету несостоявшемуся, где должны были быть…. комическая сценка “Балет невылупившихся птенцов”, где были странные фигурки – наполовину в яйце, наполовину на лапках цыплята.

Но Модест Петрович дает здесь и техникой, и музыкой картину, глобальную куриную картину.

[1: 42] Здесь у нас и прикосновения интерпретатора уже связаны с образом клюющей птицы. Уже даже в прикосновении, фигуре, физиологии он уже дает нам ощущение вот этой клюющей птички.

Давайте пройдем здесь быстренько пошагово, особенно без остановок, поскольку всё здесь слишком просто, всё здесь слишком на виду и не требует никаких глубоких анализов и психологических проникновений. Просто исключительно чувство юмора и здесь уже мануальное владение артистом своего инструмента, поскольку здесь просто мы должны получать физиологическое очень большое удовольствие, и исполнитель, и публика.

И, конечно, здесь совершенно не надо стесняться улыбок ни интерпретаторам, ни публике, поскольку это действительно очень смешно.
Итак. [2 :43]
Механические движения спонтанные, но с определенным механическим ритмом, свойственным очень движению большого количества птиц. [2 :57]

Звукоподражание необыкновенное.

Сразу слышно… причем, не чириканье, а именно кудахтанье.

Ведь это очень сложно до такой степени все… Вот как мы говорили о том, что для него было совершенно естественно какой национальности у него грудные практически детишки, едва вставшие на ноги. Точно так же и здесь. Каким-то образом, своим художественным удивительным чутьем он сразу нам показывает именно кур, именно домашних кур – никаких других. [3 :30]

Пробежки на куриных ножках. С кудахтаньем. [3 :39]
Причем, кроме того еще куры молодые! Потому что регистр, который он берет – это, в общем, цыплята, но уже достаточно взрослые цыплята.

Я, как человек, выросший на природе, хорошо знаю все эти градации, каким образом себя ведут те или иные породы куриные и во́зраста… какого возраста как кудахчут куры. То есть здесь мы точно Модест Петрович показывает именно молодых цыплят. Не невылупившихся – они будут позже, а бегающих. [4 :18]

Очень смешные, опять же, здесь… правая рука [4 :25] изображает клевки и кудахтанье [4 :31], а нижний голос показывает, конечно, куриные лапки, как они бегают. [4 :38]

Лучше просто не нарисуешь, как на куриных лапках пробегать.
Вот именно так. [4 :48]

Настолько смешно, что мне даже трудно это играть. [4 :51]

Здесь, конечно, голос петуха. Все эти бега куриные у нас заканчиваются горластым криком петуха. [5 :05]  Настоящий крик петуха с очень характерным форшлагом тоже петушиным.

Дальше, средняя часть – изумительное, совершенно переходящее рамки серьёза, когда нижний голос… [5 :28]
Лучше клюющую курицу просто изобразить невозможно.
Послушайте, что делает нижний голос. [5 :35]
Нижний голос. [5 :37]
Нижний голос – это медленное куриное передвижение.
Уже становится вязким, потому что куры заняты поеданием корма.
А средний голос – отрывистый – что обязательно, конечно, надо очень хорошо показывать и ни в коем случае не увлекаться интерпретаторам темпами, а именно, только характером, потому что от темпов здесь, собственно, ничего не зависит.

Всё… глубина воображения и мастерство изображения этой замечательной юмористической картинки.

Итак. [6 :11]
Вот, средний голос замечательно показывает механические клевки, как куры механически и тупо клюют корм. [6 :22]
Это невероятное мастерство изображения.

И вот здесь, наконец, наверху мы слышим настоящих невылупившихся цыплят.
То есть это такое… еще даже не кудахтанье и даже почти еще не писк,
а именно вот пробивание сквозь скорлупу с писком. [6 :50]

Как замечательный художник он делает это не соло, что было бы достаточно бедно, а именно помещая в среднем голосе и нижнем голосе механическую куриную работу по склевыванию корма.

И эффект совершенно невероятный. [7 :16]
И мы, конечно, должны это с очень большим юмором максимально стараться делать и тоже предела юмористическому выражению в звуках этой картины просто нет. [7 :33]

Следующий этап, когда, заваливаясь на нетвердых ножках
появляются птенцы, [7:46]  жалобно попискивая, нижний голос вообще ведет себя очень смешно. [7 :55]

Мелодия нижнего голоса – она определенно уличная. Она хулиганская.
Она то, что… такое уже смыкает эту музыку с некоторыми каторжными песенками. И, конечно, это только человек, который превосходно слышал и знал улицу, мог дать подобный ход мелодический.

Послушайте. И вы, конечно, услышите то, о чем я говорю. [8 :26]
То есть мы слышим здесь какую-то залихватскую песенку. [8 :32]

Это достаточно трудно – показать все настолько глубоко, сепаратно и, в то же время и сепаратно и вместе, и в гармонии.
Это – достаточно большая именно художественно-техническая задача.
Опять мы сталкиваемся с тем, что самые большие трудности возникают именно тогда, когда нам нужно создать художественный образ, а не тогда, когда нам нужно виртуозный вихрь создать.

Это, я повторяю, самое легкое – создавать виртуозные вихри. То, что так ценит, к сожалению поверхностная публика. Это – очень легко. Легче просто ничего нет.
А создавать художественный образ там, где так все тонко, что рвется буквально повсюду – это работа всей жизни.

Итак. Совершенно хулиганская каторжная, ёрническая и, при этом, нежная и хрупкая картинка валящихся слабых птенцов. [9 :43]
Возвращение. [9:53]
Петух!.. [10:04]
Мы отдаляемся от курятника. И закрываем картину.

Совершенно законченный кинематографический образ. Сюрреалистический, нереальный. Что и требовалось в этом нереальном названии, нереальном решении сюрреалистической картинки “Балет невылупившихся птенцов”.

Это уже чистый сюрреализм.

И, таким образом, в музыке Мусоргского он получает не то, что полное воплощение, а просто фонтанирование красоты фантазии и необъятных возможностей композитора – сатирика, юмориста, сюрреалиста, реалиста, народного великого гения.

Большое спасибо! [11 :01]

 

Leave a Reply

Fill in your details below or click an icon to log in:

WordPress.com Logo

You are commenting using your WordPress.com account. Log Out /  Change )

Google+ photo

You are commenting using your Google+ account. Log Out /  Change )

Twitter picture

You are commenting using your Twitter account. Log Out /  Change )

Facebook photo

You are commenting using your Facebook account. Log Out /  Change )

w

Connecting to %s