О Chopin’s Piano Sonata No. 2 и о Бабченко

Наталья Храмцова, Tanya Milkis

“А как вам инсценировка ? А мы из – за траура такое исполнение Шопена не отметили. Андрей великолепно исполнил 2 – ю сонату со знаменитым траурным маршем( чем она и знаменита), мы были бы просто счастливы , если бы Вы немножко рассказали нам об этом исполнении и сонате , раз уж известия о смерти были « несколько преувеличены» и Бабченко скорее жив, чем мертв. ( чему мы очень рады ) !”

– По поводу “инсценировки”, Натуля и Таня, я поделюсь тут 🙂
Соната ( с траурным маршем) записана в конце 80x. Поскольку, мы вместе учимся постигать музыку, то я поделюсь своими впечатлениями от записи. Мне в этой записи очевидны все “антропологические” недостатки молодого г-на АГ. Те недостатки, за которые я жестко критикую современных (музыкантов 20 века). То, над чем мы должны более всего трудиться – освобождением души и сознания. Т.е. – с содержанием, всё более или менее и тогда было ясно.

Чего же не хватает? В первую очередь – свободы духа. Вся лирика, весь пафос – зажат, “костюмен”, нежели “парит в метафизике свободы”, благородства и великого сочувствия символическому герою. Зажат, как в броню, в закрепощенное сознание современного человека, освобождением которого, я занимаюсь ежеминутно с конца 80х. Тогда мне стало “осознанно понятно” – не поменяешь, не раскрепостишь сознания, не отделаешься от всех общественных стереотипов “всех систем, культур и времен” – не станешь музыкантом, музыка тебя не пустит и на порог.

Так что – механические, нервные части, где музыка лихорадочно несется в бою, в крови (скерцо, разработка 1й части) – вполне сносно. Как только начинается музыка “парения духа”, “великого сочувствия горю”, “реальной боли”, “великодушия”, “глубокой трагедии высокого духа” – ничего нет – ни великодушия, ни глубины, ни высокой трагедийности (мы не знаем что такое трагедия, мы мелкие), ни великого сочувствия-сопереживания (мы не умеем, малы душой), ни мировой скорбной свободы – нет, масштаб у нас малый, какая мировая скорбная свобода у пигмея современного общества?

Короче – всё, что связано с великим духом – “пшик”. Нету..Потому что эти качества нельзя сымитировать, а у нас их нет. Мы “маленькие” – люди современного мира. Мы эти качества знаем по книжкам. Не сымитируешь. Да и не надо, у “публики тоже нет” и она и не поймет, и не почувствует ничего.

А, если захочешь “как надо” – изволь заново родится и снова всё прожить с чистого листа. Может, чего и выйдет, а, может и нет. Лотерея. Эксперимент. Тогда, в конце 80х я почувствовал такую человеческую несостоятельность, что мне тогдашнему, 35-летнему стало ясно – рояль и дом на ключ, котомку на плечи и иди, вандерер. Начинай жизнь с нуля.. Такие вот дела.

А финал, кстати, никакой не “ветер над могилами”, это всё “поэтическая баламуть” современников. У Шопена же в письме есть строчка, которая полностью раскрывает содержание этого злобного унисона. Тогда я уже это знал и понимал, поэтому финал ОК. Так вот, Шопен пишет – “я сейчас пишу финал и у меня два голоса ЗЛОСЛОВЯТ в унисон”.

То есть – это сплетни и говоры над трупом героя. Что и понеслось после известия о смерти Бабченко. Интернет исполнил финал 2й сонаты во всём блеске! Неподдельно хорошо 🙂

Что касается самой инсценировки – мне она понравилась своей “лакмусовостью”. В первую очередь, продемонстрировала огромные изъяны в воспитании русскоязычных – несдержанность, скоропалительность “выброса не пережитых эмоций” – эмоциональной болтовни, так характерной для русских, пошлость высказываний, эмоциональную незрелость, суетливую и суетную торопливость, выпячивание переживаний, мелкой участливости, всяческой несдержанности, поверхностности ума и чувства. Глупость, наконец, вылилась во всём многообразии – это я говорю “о хороших людях”. Не о таких, что в финале у Шопена. А потом, все еще и обиделись на свою собственную глупость и несдержанность, что они не поняли и не оценили, конечно, из-за отсутствия самоанализа, самоиронии и четкого мышления, но “почувствовали смущение” от странной ситуации. Не поняв, что смущение – от собственных недостатков, и очень серьезных.

Замечательный тест на человеческую глупость, незрелость, манеры и воспитание.

Хороший урок, преподнесенный СБУ (они, конечно об этом не думали и не гадали).

Так что, такие вот шопенистические размышления “у могилы героя”. А Бабченко парень героический. Если он проживет еще много лет – ему 41 – то может стать интересным человеком. Он талантлив, смел и работает над собой. Для 41, да “из народа” – вполне неплохо уже себя пообтесал 🙂

Leave a Reply

Fill in your details below or click an icon to log in:

WordPress.com Logo

You are commenting using your WordPress.com account. Log Out /  Change )

Google+ photo

You are commenting using your Google+ account. Log Out /  Change )

Twitter picture

You are commenting using your Twitter account. Log Out /  Change )

Facebook photo

You are commenting using your Facebook account. Log Out /  Change )

w

Connecting to %s