От Пушкина до Бродского + Мэрил Стрип + о патриотизме + “на себя оборотиться”

Всех пересудил, а “на себя оборотиться” Mr. Gavrilov?
Ну..Во-первых, я сам по себе. Без “организации”, “нации”, “народа”, “народов”, “коллектива”, “оркестра”, “театра”, “бюджета”, “журналa”, “редакции”, “газеты”, без “толкачей”, и прочих “заинтересованных лиц” и всего, к чему “лица” прикреплены. И так всю жизнь, и до сих пор живой и “играю на музыке”, хотя “другие заинтересованные лица” старались и стараются, чтобы не был живым. Так что,”имею право говорить”. Это раз.

А во-вторых, ну я ж не сказал, что я “лучше других”, и никак не имел этого в виду. И про “меня” замечательно расскажут “другие заинтересованные лица”, если кому придет в голову “бредовая идея” обсуждать персону без “народа”, “нации”, “родины”, “племени”, “организации”, “бизнеса”, “политики”, “бюджета”, “оркестра”, “театра”, “рынка”, “и других заинтересованных лиц” и пр.

Наталья Храмцова Человеку, задавшему вопрос, я бы ответила: Мr.Gavrilov понимает в жизни в десятки раз больше, чем другие люди. Назовем их обычными. Для него жизнь, как мне кажется, вообще нечто решительно иное, чем для других людей… Мы все – обычные люди, как будто приспособлены к жизни, но это скорее потому, что нам удалось найти счастье во лжи, в слепоте, в оптимизме – в чем угодно. А он никогда не искал и не ищет спасительного убежища ни в чем. Мне кажется, для него жизнь – это его музыка, даже больше, чем жизнь.


“Любовь, секс и еда – вот то, что делает нас по-настоящему счастливыми. Все очень просто” . Поделилось своей мудростью с народами умное животное женского пола – Мэрил Стрип.


Часто в русскоязычном мире путают вульгарный, дурной вкус с патриотизмом. У русских вкус “хромал” всегда. Почти вся русская поэзия вызывает ломоту скул своей вульгарностью. И глупостью. “Посчитать русских” без природного дурновкусия – хватит пальцев одной руки. Это, если “считать таковых” в культуре и истории до 1917 года. После их “ВОСР” людей хорошего вкуса на этих территориях уже вовсе не было. Сама идея “страны советов” – это, прежде всего, эссенция вульгарности. И слабоумия.

Возвращаясь к теме патриотизма, которая требует особенно хорошего вкуса из-за “сложности темы”, всё, что сказано на русском в “патриотическом духе”, просто-напросто, абсолютно безвкусно. И глупо. Поэтому всегда фальшиво.

Патриотизм вообще не терпит слов. Он выказывается делами. А русские “до дел слабоваты”, и “заболтали” патриотизм от начала своей истории. “Погибнуть за родину” – это у русских “главный аргумент” патриотизма – самый легкий путь к пробуждению в компатриотах “патриотического сочувствия”. Гораздо сложнее вытащить родину из говна. Русским это не по плечу. Поэтому они предпочитают болтать о патриотизме, гния и разлагаясь. В “русских бедах” – и в истории, и в культуре – во многом повинен присущий им чудовищный вкус, вернее полное отсутствие художественного вкуса, вульгарность во всем, идущая от природы их мышления и видения мира.


От Пушкина до Бродского.
Один “открыл великую русскую поэзию”, другой “прикрыл”.
Один отметился позорными виршами и второй. У одного был “неоднозначный”, “многоцветный” мир с “семейными славянскими проблемами” и у второго. Оба хамы и оба “вообще без основ воспитания”. Оба талантливы и неумны.
Два “великих мужа России” – эфиоп и иудей. Два имперских хама. Два претенциозных глупца. Что ж вы хотите от нынешних телепузиков, болеющих за “хутбол и кота матроскина”. Они все, от начала “великой русской культуры” и до “конца”, несут знамя “великих имперских хамов”. Не ищите проблем и загадок, где их нет. Русский-Имперец-Хам. Это триада еще не скоро перестанет быть определяющей русский характер и сознание. За 300 лет риторика-то не и не думала меняться. Откуда “ваше удивление”, дорогие либеральные дамы и господа, на “странности поведения России”?
“Россия сошла с ума” – сказала с удивлением милая писательница, выросшая на поэзии Пушкина и любящая нобелевского хама. Если уж и “сошла”, то лет 900 назад. Удивительно раздробленное сознание культурно-интеллектуальных пигмеев “земли русской”. Не видят, не хотят видеть, что все “кренделя”, которые выписывает их родина в истории – не только логически выстроены в цепь, но и прописаны в их подлой литературе и поэзии, которую они всасывали с материнским молоком русской культуры.

“Ты просвещением свой разум осветил,
Ты правды лик увидел,
И нежно чуждые народы возлюбил,
И мудро свой возненавидел”.

“Ты руки потирал от наших неудач,
С лукавым смехом слушал вести,
Когда бежали вскачь,
И гибло знамя нашей чести.

Варшавы бунт
в дыме.
Поникнул ты главой и горько возрыдал,
Как жид о Иерусалиме”.

“Прощевайте, хохлы! Пожили вместе, хватит.
Плюнуть, что ли, в Днипро: может, он вспять покатит,
брезгуя гордо нами, как скорый, битком набитый
отвернутыми углами и вековой обидой.

Не поминайте лихом! Вашего неба, хлеба
нам – подавись мы жмыхом и потолком – не треба.
Нечего портить кровь, рвать на груди одежду.
Кончилась, знать, любовь, коли была промежду”.

“О чем шумите вы, народные витии?
Зачем анафемой грозите вы России?
Что возмутило вас? волнения Литвы?
Оставьте: это спор славян между собою,
Домашний, старый спор, уж взвешенный судьбою,
Вопрос, которого не разрешите вы”.

“Так высылайте ж к нам, витии,
Своих озлобленных сынов:
Есть место им в полях России,
Среди нечуждых им гробов”

“Оставьте нас: вы не читали
Сии кровавые скрижали,
Вам непонятна, вам чужда
Сия семейная вражда”

Photo by Razvan Leucea

Leave a Reply

Fill in your details below or click an icon to log in:

WordPress.com Logo

You are commenting using your WordPress.com account. Log Out /  Change )

Google+ photo

You are commenting using your Google+ account. Log Out /  Change )

Twitter picture

You are commenting using your Twitter account. Log Out /  Change )

Facebook photo

You are commenting using your Facebook account. Log Out /  Change )

w

Connecting to %s