Из цикла “AG Возвращение музыки” – Unzipped classical music, Schumann “Symphonic Etudes”. Etude 4. Part 7.

Из цикла “AG Возвращение музыки” – Unzipped classical music, Schumann “Symphonic Etudes”.Etude 4. Part 7.

Назад к Шуману, который, начиная с этой вариации, “говорит” только о свободе, любви, красоте, изяществе, удали, мужчине и женщине, о радостях жизни. Короткие 8 серий пойдут одна за другой на всю неделю. Все легкие и веселые. Как приключенческое кино. Да, это и есть приключенческое кино – то, что написал Шуман в Этюдах. И затем – грандиозный финал. Радуемся и смеемся вместе с Робертом. Грусть и тоска остались позади.

“Проехали” 🙂

Have a good Sunday evening.

AG

 

 

(0.23) Итак, мы переходим к следующему блоку. Почему я говорю «блок»? Потому, что первая тема – это сепаратное маленькое произведение, и вообще, которое не принадлежит перу Шумана. Это просто презентация мысли – смерть героя. Затем, Шуман творит своего Франкенштейна – первая вариация. Затем, отдает дань великой душе Бетховена, – как вы помните, с похоронным колоколом у нас сочетается Лунная соната (0.59 – 1.04). Безумная красота! Безумная, живая, трепещущая красота романтической души и мысли! Потеряна в нашей жизни. И как мы после этого можем говорить о любви? Поэтому, мы смеемся, когда мы говорим о любви, о добре, о хорошем. Потому, что это в наше время действительно смешно, поскольку мы не имеем этого. Затем, Паганиниевская вариация.

Эти вариации – они являются как – бы сепаратными заявлениями, которые предваряют пробуждение души, пробуждение героя. То есть, нужен был один такой живописный мазок, как эта первая Франкенштейновская вариация. Это совершенно правильно было поставлено, потому, что после смерти нужно было оживлять героя, и (2.01 – 2.04) Шуман, умница Шуман идеально решает эту задачу, правильно ставит первой именно пропускание электричества через умершую душу, чтобы она ожила, – идея Франкенштейна. Затем у нас расцветает романтизм, и появляется автор (2.26 – 2.29).

И следующие четыре подряд этюда у нас уже практически не говорят о смерти. Несмотря на то, что тема будет почти неизменной, но она приобретет такие формы, когда она будет уже говорить только о радости жизни. И они очень сильно заряжены физической энергией, где, кажется, во всех последующих вариациях мы уже, несмотря на то, что мы будем все время наблюдать тему (3.03 – 3.05), но она будет в такой форме, когда уже мысли о смерти нас даже и не посетят.

Итак, третья вариация, в качестве этюдной дани, а Шуман отдает дань этюдности, он у нас очень человек умный, тонкий, прекрасный. Поэтому свои задачи он не забывает. Поэтому, следующая задача, на поверхности которая лежит, этюдная задача – это аккорды (3.33 – 3.37). Но, как я говорил, любая этюдная задача у Листа, у Шопена и у Шумана здесь особенно, поскольку

Шуман у нас самые возвышенные и высокие здания строит нам на трансцендентной технике, это самые только первые основные кирпичики строения. Эта вариация исключительно о свободе души, когда аккордами Шуман распевает романс, как герои, как мушкетеры.

Здесь я не могу не вспомнить героев, которые чуть – чуть еще проникли в современный мир довоенного и чуть – чуть послевоенного времени, это помнили еще наши родители. Я хочу напомнить очень знаковый кинофильм, который я смотрел уже только, как музейную редкость. Но это была одна из последних романтических послевоенных улыбок души романтической европейской. Это «Фанфан –тюльпан» с его Жерар Филиппом прекрасным, который был воплощением, последней улыбкой европейского романтизма.

Так вот это с этой удалью, последующие четыре вариации мы будем все время вспоминать Жерара Филиппа и Фанфан – Тюльпана. Потому, что именно так это должны играть музыканты. Как Жерар Филипп играет этого Фанфана – Тюльпана, орудуя шпагой. А в наших руках все эти невероятные трансцендентные сложности – это наши шпаги, это наше оружие. И мы должны точно так же, с улыбкой, грациозно, с розами, элегантно, по – рыцарски наслаждаться этими трудностями, показывая красоту души мужчины – рыцаря. То, что делает Шуман. И сразу этот канон обретает смысл. И мы начинаем понимать, что здесь хотел сказать Шуман.

Вы только посмотрите: (5.41 – 5.54). Это шла тема смерти. Дальше мы уходим в мажор (5.58 – 6.03). Вы видите, здесь просто ну проступает лицо романтического героя, которого нам представлял Жерар Филипп. И дальше (6.14 – 6.22) – с неукротимой свободой мы должны играть – ритмической свободой, свободой души, свободой выражения, каждый раз по – разному, как импровизация (6.31 – 6.42). То есть, это удалая песня мушкетера!

Ну а теперь я сыграю вам этот канон просто, как мы обычно уже делаем по традиции, от начала до конца. Спасибо! (с 6.57 до окончания записи).

Спасибо Наталье Примазон.

Leave a Reply

Fill in your details below or click an icon to log in:

WordPress.com Logo

You are commenting using your WordPress.com account. Log Out /  Change )

Google+ photo

You are commenting using your Google+ account. Log Out /  Change )

Twitter picture

You are commenting using your Twitter account. Log Out /  Change )

Facebook photo

You are commenting using your Facebook account. Log Out /  Change )

Connecting to %s