Из цикла “AG Возвращение музыки” – Unzipped classical music, Schumann “Symphonic Etudes”. Variation IX. “Romance”. Part 14

И, наконец, мы подходим к последней вариации. Это совершенно дьявольский романс! Наверное… Ну, наверное, в фортепианной литературе являющийся апофеозом романтики. Такой страсти, такого крика любви я не знаю ни у кого.

Даже Рахманинов, работающий на сто лет позже почти, не до такой степени рельефен в своих любовных криках. Он их всегда вуалирует какими-то гармонизациями. Ну, может быть, где-то в Элегии он этого достигает, но за счет еще юношеского примитива. Потому что Элегия рахманиновская это, все-таки, очень примитивная мелодия, достаточно детская.

Здесь же мы видим зрелого мужчину, который страсть выражает совершенная рельефно, но далеко не примитивно. Многоголосно.

Эта сцена содержит в себе много реалистического. Здесь мы видим два женский голоса, два женских персонажа совершенно очевидно. Мы можем как угодно фантазировать и, зная то, что Шуман очень верен в своей фантазии всем образам, которые, так или иначе, реально встречаются в его жизни: Паганини постоянно живет, Клара, Эрнестина… Я думаю, что две прекрасные женщины, которые здесь ― это, наверное, Эрнестина и Клара. Можно так сказать. Потому что это явно две очень дорогие женщины, которые здесь сплетаются в любовном в дуэте, поддерживающем поэта. И все это происходит под аккомпанемент испанской гитары.

То есть это до такой степени романтично, что просто уже… ну, дальше ехать некуда!

Итак. Начинается все аккордами испанской гитары: [02:36] ― первая струна, [02:39 02:45] ― переборы. Поэтому, мы должны, конечно, полностью постараться на любом инструменте имитировать переборы [02:50].

Появляется первая дама [02:57]. Но тема не забыта [03:00] ― дама-то появляется, обрамляя тему смерти.

Это до такой степени красиво философско-эстетически, мои дорогие друзья!

Я хочу, чтобы вы просто прочувствовали, ну, хотя бы наполовину так, как я чувствую! Ну, я живу с этим произведением, живу в этом произведении. Я живу в сознании Шумана, а Шуман живет в моем сознании. Но, все таки, это все настолько очевидно и настолько красиво! Посмотрите, какая за этим большая мыслительная, художественная, философская работа! Женщина и смерть, философия, эстетика, дамы, любовь, которая обрамляет смертельную тему! Ведь уже по одной этой идее можно написать целую диссертацию о романтизме!

[03:48] Сейчас появится вторая дама [04:11] и на пианиссимо божественно [04:26] они сливаются уже в дуэте без контрапункта практически. То есть они не противоречат друг другу.

Два раза он повторяет этот песенный запев и затем мы переходим [04:49-04:57]… переходим к такой кульминации, вот, о которой я говорил, где крик автора уже прорывается. Два женских голоса усиливаются, усиливаются, усиливаются на звучании и затем прорывается через эту тему, через те же регистры и те же струны, которые были использованы для женских голосов… Прорывается голос автора, который кричит о любви. Ну, наверное, о любви и смерти. Поскольку тема смерти сюда вгравирована.

Итак, переходим к этой сумасшедшей кульминации, где просто невозможно переборщить! Потому что это вопль души. Любовный вопль души! [05:45-06:24]

Ну, разве может быть что-то лучше в нашей европейской тоновой системе?! По-моему, нет. По-моему, ничего нельзя уже сказать лучше о любви [06:38-07:05].

И, по-песенному, троекратно [07:08]… троекратным повторением заканчивается.

Прошу прощения за постоянно выходящий из строя инструмент, но никакой инструмент не выдержит таких атак. Это, конечно, не проблема инструмента, а это проблема воплощения Шумана на консервативном инструменте, которым является современное фортепиано. Никакое фортепиано не вынесет такой атаки. Поэтому мы не можем прерывать нашу съемку каждые 15 минут на настройку. Поэтому уж не обессудьте, дорогие дамы и господа. Но это произведение еще ждет своего инструмента. То ли это будет инструмент будущего: какой-нибудь рояль с невероятными компьютерными инструментами, с усилением звука, который может на стадионную аудиторию распространиться, и где, может быть, уже будут не струны, а вообще какая-то совсем другая технология. Но сюда требуется инструмент, который будет рвать космос на части, дорогие друзья!

Шуман ― утопист. Это один из самых величайших утопистов, который жил когда-либо на свете. Поэтому он, конечно, все это… Если его коллеги Лист и Шопен были абсолютно завязаны на фортепьяно… И, в общем… особенно Лист достаточно примитивно работал в рамках фортепиано. То здесь мы видим музыку сфер, да. И, наверное, даже наши электрогитары сегодняшние тоже здесь не годятся. Здесь нужно что-то такое из будущего. Но, надеемся, что когда-нибудь будут инструменты, которые выдержат… [09:01- 09:09] И так далее, и тому подобное, и все эти бесконечные аккорды.

И дальше у нас вовсе начинается полная булгаковщина [09:19-09:22], к которой мы сейчас перейдем. Где мы будем наблюдать Святой поход за Святым Граалем, который Шуман блистательно воплотил.

Итак, последний взгляд на то, что мы прошли. И посмотрим, что случилось… Вернемся к теме души, посмотрим, что случилось с душой.

Итак. Наша тема [09:51] ― не расшифрована, не понята, не сыграна. Потому что потеряны рыцарские традиции, не прочитано, что это обычный рыцарский романс.

Дальше у нас идея Франкенштейна: оживить мертвого героя [10:08-10:14]. Такой сумрачный моторный электроток пропускается через «мертвую тему» [10:21]. Эта мысль была прочитана достаточно неплохо многими исполнителями.

Но уже следующая мысль ― когда здесь Шуман отходит в тему воспоминательную в этой же самой вариации ― она уже не прочитана так, как она задумана Шуманом: как отход от реальности, как легкомысленная модуляция, которая, как я уже много раз вам говорил, перешла в немое кино, перешла в рестораны [10:49-10:59]. Веселая, привлекательная тема отхода от реальности. Не прочитана.

Дальше у нас вариация «имени Эдгара По», как я ее называю [11:07] ― перенасыщена, не прочитана, нарушена архитектура, нарушена эстетика. Все нарушено. Нету романса, перетяжелено. Ткань перенасыщена, перенагружена. Дурные рубато, плохой вкус, мертвая душа. Не прочитана.

Паганини [11:28]. Жемчужина романтического творчества! Не прочитана. Вместо этого у нас злая верхушка, где спортсмены-музыканты [11:39] соревнуются в попадании в верхние нотки.

Дальше у нас аккордовая песня [11:45-11:45]. Не прочитана. Нету внутренней свободы, нету даже и внешней свободы.

Дальше у нас Фанфан-тюльпан [11:55] кокетничает. С откровенным кокетством! Не прочитано. Нету ни кокетства, ни изящества, ни мужества, ни рыцарства. Ничего нет.

Следующая песня [12:11-12:15]. Нету внутренней свободы. Не прочитана.

Дальше ― «токкатное счастье» [12:20]. Смешное, веселое, легкое! Gloria, gloria! Здесь в первый раз появляется в образе неприкрытого юмора тема воспоминания о герое [12:35-12:41]. Вот она! Шуман здесь хохочет просто. Но хохочет от счастья. Не прочитана.

Дальше. Следующая вариация ― привет барочным мастерам [12:55-13:02]. Красота стадионной эстетики. [13:06-13:30] ― Фредди Меркьюри собственной персоной. Не прочитана.

И дальше у нас венгерские [13:36]… венгерские балы. Не прочитаны, не поняты, не расшифрованы.

Бешеный романс. Не понят. [13:46]

Вот мы и прошли мельком все содержание.

И что у нас прочитали музыканты за последние 150 лет? Сумрачную моторику.

Вы только вдумайтесь! Что из всего из всего этого космического многообразия сторон души полновесного европейского индивидуума сегодня у нас осталась в душе мрачная моторика. Задумайтесь, пожалуйста, на эту тему. \

Большое спасибо!

Музыка: [14:30-17:30]

Text by Svetlana Sv.

Leave a Reply

Fill in your details below or click an icon to log in:

WordPress.com Logo

You are commenting using your WordPress.com account. Log Out /  Change )

Google+ photo

You are commenting using your Google+ account. Log Out /  Change )

Twitter picture

You are commenting using your Twitter account. Log Out /  Change )

Facebook photo

You are commenting using your Facebook account. Log Out /  Change )

Connecting to %s