Night thoughts II. «Осенняя соната» Ингмара Бергмана

Давно хотел сказать, но, всё забываю, что для меня является (с некоторых пор) совершенно естественным, как дышать, как воздух, а для очень многих людей – “загадка и вопрос”.

Я о тех миллионах людей, особенно “специалистов”, которые понимают и мыслят исполнительство в “физическом” воплощении.
Музыка, как всем “должно быть понятно” – явление идеальное. Не материальное. Она, по понятным причинам, проходит через физическое, материальное при ее воплощении – “исполнении”. Но, это только “зыбкая”, иллюзорная, кажущаяся “основа” для главного – нематериального, что несет в себе и чем, собственно, является музыка. Духовной субстанцией.

Люди, а это “школы”, страны, народы, цивилизации, которые посвящают себя служению музыке на уровне “материального воплощения” – “прекрасной игры” на инструментах – демонстрируют свою душевную, умственную, философскую, духовную несостоятельность, несовместимость с задачами музыки, искусства вообще. Это весь, так называемый “музыкальный мир”, за единицами исключений в столетия.

Понимают и понимали это, действительно, единицы. Один из немногих был Ингмар Бергман, который раскрыл эту тему в его знаменитой, но так и не понятой до сих пор, “Осенней сонате”. А она – о музыке. О человеке, как духовной субстанции и едином, неотделимом целом с музыкой, от музыки, от “души”.

Там есть эпизод, когда “успешная пианистка” с мировой карьерой играет Шопена (“Мать”). Затем, после драматических диалогов и перипетий трагедии подлинной души (“Дочь”) – ту же прелюдию Шопена играет, едва двигающая усталыми, измученными жизнью пальцами “дочь”. И вдруг, из под ее усталых пальцев начинает литься подлинная музыка. А “Мать”, до этого готовящаяся к концерту в очередной столице мира, играющая эту прелюдию “безукоризненно” с “пианистической” точки зрения – демонстрирует полное непонимание задач музыки, музыканта, человека, смысла жизни. Демонстрирует полное отсутствие души, что становится ясным через музыку. Демонстрирует то, что демонстрирует весь “мир музыки”, и “мир публики”. За исключениями единиц, кто понял жизнь, а значит – и музыку.

Ингмар Бергман был одним из очень немногих на этой земле, кто понимал жизнь и музыку. Это очень тонкие материи, требующие вдумчивого анализа всей жизни. Здесь, в этом вопросе – отношение к музыке и жизни, к музыке, как к части души, выраженной через материальные прикосновения к нематериальному, водораздел между осознанными и слепыми душами. Тест на человеческую состоятельность. Который проходят единицы из миллионов.

Leave a Reply

Fill in your details below or click an icon to log in:

WordPress.com Logo

You are commenting using your WordPress.com account. Log Out /  Change )

Google photo

You are commenting using your Google account. Log Out /  Change )

Twitter picture

You are commenting using your Twitter account. Log Out /  Change )

Facebook photo

You are commenting using your Facebook account. Log Out /  Change )

Connecting to %s

This site uses Akismet to reduce spam. Learn how your comment data is processed.