О нашем времени, как времени начала осознания музыки

Часто Шопен, Шуман и Лист одаривали друг друга подобными комплиментами: “Мне нравится Ваш стиль”, “Обожаю Ваш подход к музыке”, “Я Ваш истовый поклонник, потому что Ваша игра полифонична” и тд.

Прошло 200 лет, я получаю точно такие же “наивные комплименты” от истинных любителей и ценителей музыки. Я очень благодарен людям за них, разумеется. Но, мне хочется отметить то, что я теперь постараюсь донести до самой “широкой публики”, что подобные высказывания свидетельствуют об отсутствии глубокого осознанного понимания музыки. Да, да. Даже у Шопена, Шумана, Листа. У “великих творцов” музыки. Прежде всего, не бывает “разных подходов” к музыке. Есть глубокое понимание. Но, до наших пор, оно только желаемо, но никем не достигнуто. Из-за чего продолжает существовать “легенда” о “разных подходах”. Как и “разных школах” и всевозможных “интерпретациях”.

Это очень деликатная тема, которая может вызвать внутренний протест у людей, почитающих искусство музыки и его великих представителей. Тем не менее, я хочу донести до понимания самой широкой “публики” то, о чем я, до поры до времени, предпочитал не говорить, а изучать “в кабинетных условиях” во всей глубине. Изучать причины и истоки подобной близорукости даже очень крупных музыкантов.

В чем же дело? Почему такие великие люди, создавшие основу характера современного человека в музыке и эстетики бытия не были в состоянии артикулировать то, что они сами создавали? Почему высказывания Рахманинова о музыке настолько наивны и по-детски выражены в словах?

Потому что никто из этих людей не ставил задачу осознавать свое искусство, артикулировать то, что они создавали. Они были ПЕРВЫМИ в создании нового, новой музыки, новых идей, которым они отдали свои жизни. Человек может артикулировать то или иное явление, когда оно “отстоялось” во времени. Более того, когда человеческой разум, который очень и очень слаб, развивается до уровня способности ОСОЗНАТЬ явления и открытия, которые делаются людьми в искусстве интуитивно, провидчески, деятельно, без осознания и литературного осмысления собственной деятельности. У человека на это нет ни времени, ни сил в его активной жизни и творчестве композитора. Если бы композиторы имели “вторую жизнь”, где они были бы “искусствоведами” и литераторами, они, вполне вероятно, дошли бы до осознания и возможности артикулировать все детали и тонкости своего творчества из “первой жизни”. А так же, детально раскрывать содержание своей музыки.

Кроме того, что бы понять о чем я “говорю”, мы должны перенестись в первую половину 19 века. Или, даже весь 19 век. Человеческая мысль в этом веке только-только прорывает многовековую стагнацию интеллекта в отношении внутреннего мира человека, только начинает “вскрывать подсознание”, о котором у человека до Фрейда почти НИЧЕГО не артикулировано, не проанализировано, не изучено, и, как следствие, не изложено. Потому что “нечего излагать”. Музыка же, особенно, начиная с Шопена, Листа, Шумана прорывается и повествует почти исключительно о чувственно-подсознательной сфере жизни человека. О чем литература еще только говорит в “желтой” полупорнографической беллетристике времен Байрона, Жорж Санд, Мюссе и др. Всей “плеяды романтиков”, срывающих “покровы” со “старой морали”, иными словами, взрывающих и уничтожающих одно “общественное табу” за другим.

Излишне говорить, что человечество боготворит музыку, кроме всего прочего, что своим “коллективным животом” интуитивно чувствует как музыка “расчесывает” его “взъерошенное”, угнетенное, неупорядоченное бессознательное. На зыбкой “границе” между сознательным и подсознательным. Открывает и освобождает в человеке глубоко спрятанный “интимный мир”, всё потаенное, полусознательное, инстинктивно-подсознательное. Человеку некуда деваться с его комплексами, кроме, как “уйти в музыку”. Там “всё можно”, не то, что в нашем “детском мире”. У людей по-прежнему во рту “кляпы общественной морали” на интимные темы, о которых говорит, раскрывает музыка и которые действительно очень важны и дороги людям. Даже, в моменты “оттепели нравов”, когда работал в Англии неплохо понимающий музыку Кен Рассел его фильмы больше тяготели к памфлету, сатире, ернической клоунаде по причине того, что он хотел артикулировать важные темы содержания музыки к которым общество по-прежнему не готово.

Музыка со времени Шопена, Листа, Шумана направляется в те сферы жизни “души” человека, за которыми не “поспевает” литература, поэзия, философия, медицина, психология. Шопен совершенно “спокойно” изображает в музыке всевозможные “перверсии духа и тела” человека, прекрасно понимая что именно он закладывает в музыку, так как музыкальный язык для него не “китайская грамота”, а “дом родной”. Но он, так же, превосходно понимает, что “общество” не залезет к нему в его глубоко интимные, частные “закоулки” души, о которых он без утайки повествует в музыке. По одной простой причине – музыку-то, никто не понимает. Пусть “слушают дураки”, я всё сказал, моя душа чиста и легка, так как я ее “высказал”, выплакал, но “общественная мораль” меня “судить” не будет, ибо понимает, если и понимает, только слова. “Слава Богу – в музыке я свободен” – говорит каждый композитор-романтик, и не только романтик, зная, что человечество, “слава богу”, малоразвито и глупо, чтобы понимать в деталях музыкальный язык. А там уж, “когда поумнеют”, от меня и праха и не останется. “Черт с ними со всеми”.

Поэтому, когда мы видим, слышим от Рахманинова что-то, вроде – “музыка для меня закат солнца, трепещущие листья, мать, прижимающая к сердцу ребенка” и тд и тп становится совершенно понятно, что, мало того, что композиторы и не думали серьезно осмысливать свое творчество с позиции психологического анализа, они этого еще и “активно не хотели”, ибо тут же бы потеряли свободу выражения, и, вполне вероятно, сам импульс к сочинению музыки, так как проанализированные чувства уже не являются “спонтанными” и не “создадут музыки”, которая есть спонтанный поток эмоций.

Об этой теме можно долго и очень интересно говорить. Возможно я буду к ней возвращаться снова и снова. Сейчас, хочу лишь сказать, что до сих пор “общественная мораль” со-вер-шен-но не готова к детальной расшифровке многих музыкальных произведений. Это первое. Второе – “не детское это дело”, серьезная музыка. “Классика” – дело наиболее зрелых, состоявшихся личностей, не имеющих в себе ни зерна инфантилизма. Свободных и независимых философов. Хорошо бы усвоить человечеству, что “вундеркиндам” и неокрепшим, не развитым всесторонне крупным личностям нечего делать в серьезной музыке. И третье – время осознанной музыки пришло. И я уже три года об этом говорю. Пора бы людям понять, что я потратил жизнь не на чепуху исполнительского “карго культа”, а на осознание музыки, как феномена. Во всех деталях. Потому она и стала живой и ясно осмысленной в моих руках с 2018 года.

Leave a Reply

Fill in your details below or click an icon to log in:

WordPress.com Logo

You are commenting using your WordPress.com account. Log Out /  Change )

Google photo

You are commenting using your Google account. Log Out /  Change )

Twitter picture

You are commenting using your Twitter account. Log Out /  Change )

Facebook photo

You are commenting using your Facebook account. Log Out /  Change )

Connecting to %s

This site uses Akismet to reduce spam. Learn how your comment data is processed.