О бесконечной интеллектуальной и культурной отсталости человека на примере музыки

О бесконечной интеллектуальной и культурной отсталости человека на примере музыки.
 
Мы без конца слышим древние эпитеты в беседах о музыке из разряда давно набивших оскомину пустых и пыльных трафаретов. Давно прогнивших слов, дел, мыслей. О “неземном”, “потустороннем”, “загадочном”, “нечеловеческом”, великих “музыкальных мыслителях” (которые, к несчастью забыли нам поведать какие мысли ими владели), “магах”, “волшебниках”, “чародеях” и прочих квазирелигиозных шарлатанах и юродивых в музыке. Когда человек употребляет подобные эпитеты, ясно одно – он глубоко не понимает предмета, о котором говорит.
 
Я уже не раз говорил, писал, постоянно демонстрирую, что музыка, хотя и очень сложный синтетический феномен, объединивший в себе философию, науку, литературу, поэзию, психологию, историю, всю человеческую культуру и многие искусства, тем не менее является совершенно ясным и рациональным воплощением человеческого интеллекта и культуры. Универсальным кодом для передачи эмоций и мыслей человека в самом живом воплощении – системе осмысленных звуков.
 
Все эпитеты из первого абзаца являются проявлением темноты человека, его “упертой тупости”, которая всем нам до ломоты скул знакома из учебников по истории, бесконечной схватке религии и науки, знания и невежества. “Мир музыкантов” (на деле тупых семинаристов-ремесленников) является ничем иным, как религиозной сектой, яростно отстаивающей свою возможность быть шарлатаном. Оболванивать людей, проживать безбедно, профитируя на музыке, пользуясь непониманием и пиететом людей к “загадочному искусству”.
 
Они воспринимают музыку и себя совершенным подобием служителей религиозного культа, где музыка – “бог”. Понятно, конечно, это же так “по-человечески”. Не можешь понять предмет – переводи его в религиозный аспект. И поклоняйся. Это спокойней, и теплее, и денег больше, и никто никогда не поймет, что ты дурак и невежда, а твои коллеги – свора шарлатанов. Их “авторитеты” давно умершие люди прошедших веков.
 
И если Листу еще можно было простить, а сейчас посмеяться над его заявлением – “музыка это божественное и сатанинское искусство”. То сейчас уже и не смешно, когда это повторяют своими тупыми челюстями музыканты-семинаристы. Лист, по крайней мере, стоял у истоков. Человек был, хоть и светский, но темный. Из давно ушедших времен.
 
Если лепет Рахманинова о природе и философии музыки можно объяснить непосильной занятостью композиторским, исполнительским делом и не очень сильным интеллектом, то сейчас почти середина двадцать первого столетия, когда уже всё обязано быть и легко подвластно научному анализу. Речь идет не о квантовой физике, не познании вселенной, а всего лишь о таком простом деле, как предоставлении возможности людям понимания языкового кода, да еще такого примитивного, как музыкальный язык.
 
Все “заявления” композиторов прошлого музыканты “сегодняшнего дня” цитируют, не понимая, что все эти слова устарели, смешны, наивны, детски. Трогательно простецкие. Если еще недавно живший и очень не глупый человек Шостакович достаточно мало понимал в природе музыки и ее возникновения в сознании (потому и мог сочинять), как можно на полном серьезе цитировать темных людей 18-19 века. Композиторов прошлых эпох, которые еще ничего не были в состоянии осмыслить и сформулировать, создавая всё наново – язык, науку музыки, формы, манеры, стили. Куда им было осмысливать то, что было еще в стадии рождения.
 
Сколько раз мы слышим – “нельзя рассказывать музыку словами” (кто бы спорил). Так сектанты и шарлатаны “понимают” раскрытие замыслов художников, проникновение в философию серьезных музыкальных произведений, без которого любое “исполнение” является пустым набором звуком. “О музыке могут говорить только поэты”, завывают другие шарлатаны, трясясь от ужаса, что люди, наконец поймут их нулевой интеллектуальный и “философский” уровень и, соответственно, “музыкальную ценность”.
 
Он играет “по ту сторону добра и зла”. “Нечеловечески” – у них со времен Ульянова расхожий “комплимент” музыканту. Это о самом человечном феномене в жизни людей, живом монументе человеческому интеллекту и гуманизму – музыке. Если вы слышите религиозные коннотации в разговоре о музыке от музыканта – знайте, перед вами дурак и шарлатан. Если вы слышите эпитет “нечеловеческий”, в качестве “комплимента” творчеству музыканта – перед вами идиот, который не понимает даже природы человека.
 
Отшельники, “священно молчащие” по своим дырам и норам, в которых они бессмысленно “долбят” до изнеможения инструменты, доводя свою физиологию до “божественного” уровня, выворачивая пальцы, задирая их, постукивая, поглаживая клавиши и струны, изнемогая от нарциссизма, глупости и творческой импотенции, ремесленники твердо знают одно – человека можно поразить только “немыслимой” физиологической перфекцией и внешним блеском. Им так хочется быть “загадочными”, быть молчаливыми “гуру”, хранящими “тайну”. Им так страшно, если человек начнет понимать музыку, узнав их реальную “ценность”. Полную интеллектуальную, духовную, культурную несостоятельность.
 
И “берут”, и берут на крючок бедного человека этой немудреной наживкой. Инструменталисты физиологией, дирижеры децибелами. Ловят и ловят глупых, темных людей, “тянущихся к прекрасному” на блестящую приманку, которая так же “полезна” человеку, как блесна рыбе. Веками сидят на теле музыки эти олухи, занимаясь вечной мастурбацией на инструментах. Доведя сегодня пошлость, неприличие и бессмысленность своих действий до душевной и физической порнографии. Полного интеллектуального и художественного банкротства.
 
Музыкальный язык “сиамский близнец” своих братьев – словесного и математического. Мало того, что они легко понимаются каждым, кто потрудится их изучить, они еще и перетекают один в другой. Дополняя и обогащая друг друга. Не уметь оперировать языками, работая с ними – это быть шарлатаном и дикарем, занимающимся не своим делом. Неумение музыкантов переводить музыкальный язык на словесный, а словесный облекать в музыкальные формы, давая ясные математические формулы – это обман людей, которым занимаются без исключения все музыканты.
 
Композиторы переводят любую философскую мысль, выраженную словесно в музыкальную форму органично и без труда. Это способность является частью физиологии талантливого композитора. Исполнители обязаны обладать возможностью расшифровки любой музыкальной мысли в философскую мысль, выраженную словом. Иначе они – профессионально непригодны. Но корни их профессиональной непригодности лежат еще глубже. Не в неумении переводить один язык на другой. Они не видят и не слышат ЧТО переводить. Не видят, не слышат и не понимают содержания музыки. Все без исключения.
 
Говорить и писать о бесконечной пошлости, темноте и тупости людей можно бесконечно. Делу, к несчастью, это не поможет. Можно лишь иногда напоминать, что мы живем в 21 веке. Где мизансцена “а всё-таки она вертится” со всеми ее участниками уже не грустна, и не смешна, а гротескна и дика. Хотя темнота и упертость в ней человека не знает границ и пределов. Сколько еще будет продолжаться камлание вокруг музыки? Наверное столько же, сколько человек камлает религиями вокруг его богов.
 
НЕИЗЛЕЧИМЫ.
 
AG ❤

Leave a Reply

Fill in your details below or click an icon to log in:

WordPress.com Logo

You are commenting using your WordPress.com account. Log Out /  Change )

Google photo

You are commenting using your Google account. Log Out /  Change )

Twitter picture

You are commenting using your Twitter account. Log Out /  Change )

Facebook photo

You are commenting using your Facebook account. Log Out /  Change )

Connecting to %s

This site uses Akismet to reduce spam. Learn how your comment data is processed.