Конец “эпохи пианизма”

Ну что же, честно говоря “эпоху пианизма”, также, как и эпоху “диригизма” надо было бы закрыть в начале 20 века. Но, как я уже говорил, в двадцатом веке человечество занялось важным делом истребления друг друга и ему было “не до культуры”.
 
Тем воспользовались бесчисленные шарлатаны в музыке и славно пожили, напиваясь крови из артерий музыки и набивая карманы деньгами из кошельков дикарей, воспринявших музыкальных шарлатанов в качестве гуру музыки. Бывает. С человечеством еще и не такие забавные казусы происходили и будут происходить.
 
Вчера я записал вот эти мысли:
В “новой реальности” при “смене эпох” оказывается только тот, кто не имел своих мыслей и дела жизни. Тот, кто умеет думать, кто имеет дело жизни не зависит от “времени”. Смена “эпох” страшна только для глупцов и временщиков”. А так же тех, кто живет только по инерции, не имея ничего “своего”.
 
Я с интересом наблюдаю, сколько людей способны двигаться в своем развитии. Без “указания им сверху”. От “компетентных инстанций” (в совке – компетентных органов).
 
Сколько можно делать вид, что Бах “сложен” и подобен “богу”. Об этом мог говорить глуповатый Гленн Гульд, как и все ничего не понявший в музыке. Бах прост, как H2O. Пейте и вам будет так же славно и полезно, как жаждущему от воды.
 
Сколько можно “всерьез” зажмуривать глазки от “простецкой” правды музыки ребенка-Чайковского? Который по наивности, разве только, Григу уступит. Или у кого-то есть сложности понимать музыку прекрасного “дурачка-Моцарта”? Или “высоко поэтического” простака-Бетховена? Или дурака Вагнера?
 
Как можно не понимать, что “музыкальный мир”: во-первых туп и невежествен, во-вторых чудовищно жаден и будет изображать шаманские пляски вокруг своих священных коров-композиторов, вешая лапшу их “сложности” и “божественности” на уши “публике” во имя своей кормушки?
 
А уж, если говорить о “сложностях” тех или иных фигур в деле композиции, то “сложность” эта лежит в области психиатрии и представляет собой несложную задачу для относительно не глупого “интерпретатора-психолога”. Как изломанный характер Шопена, и больное воображение Шумана. Но и эти дети 19 века читаются и прочитываются так же легко, как мы читаем сейчас детские сказки.
 
Вот, “оставшуюся” жизнь я и буду заниматься моим любимым делом – антропологическим наблюдением. Посмотрим, сколько сапиенсов успеют перескочить со мной в эпоху осмысленного музицирования и наслаждения полным, нет, тотальным пониманием каждого тона, каждого намерения каждого композитора. Понимая, что все композиторы – дети. Иначе, они никогда не были бы в состоянии сочинять музыку. Дар композитора – дар ребенка. Он сказать словом не может, и говорит музыкой.
 
Have great evening my dear friends.
 
Ag ❤

Leave a Reply

Fill in your details below or click an icon to log in:

WordPress.com Logo

You are commenting using your WordPress.com account. Log Out /  Change )

Google photo

You are commenting using your Google account. Log Out /  Change )

Twitter picture

You are commenting using your Twitter account. Log Out /  Change )

Facebook photo

You are commenting using your Facebook account. Log Out /  Change )

Connecting to %s

This site uses Akismet to reduce spam. Learn how your comment data is processed.