Sunday, August 19, 2018

Беседуя с Листом об аде и проблемах романтизма, заблудился. Нашел себя в раю. А там Мусоргский кормит оленей. Оленей я сфотографировал.

 

Из самых последних наблюдений за людьми вижу – людям надо учиться в школах до 60 лет. С 60 до 80 в вузах. Потом медленно и осторожно, под внимательным наблюдением взрослых можно выпускать их в жизнь.
К 90-100 годам созревшую и вошедшую в сознательную жизнь молодёжь можно знакомить с серьёзной музыкой. К 120 пускать в общество зрелых людей.

Night thoughs. Шуманом навеяло.

“Всему есть предел. Не могу жалеть мух” – воскликнул Толстой однажды, убивая муху. Мой гуманизм и эмпатия уступает великому русскому гуманисту и мух я всегда бил безжалостно и без сочувствия. Но, вот с пауками, не говоря уж о бабочках, кузнечиках или стрекозах, или, там, с гусеницами – полная лажа. С детства защищаю их от всяческих нападений. За бабочек не мог любить Набокова. Не говоря уж о том,что он не понимал музыки. И в его прозе и стихах, не смотря на большой талант, мне всегда не хватает музыки. Красивые конструкции. А жизни, то бишь, музыки – нет. А любил бы музыку, не убивал бы бабочек. Глядишь, писал бы живо и музыкально. А не ходульно конструктивно. О чем это я? О ПСС, как всегда. Если уж убитые бабочки уничтожают музыку души у прекрасного талантливого писателя, что ж удивляться, если в нашем мире никто не только не понимает музыки, но, даже её и не представляет.

Leave a Reply

Fill in your details below or click an icon to log in:

WordPress.com Logo

You are commenting using your WordPress.com account. Log Out /  Change )

Google+ photo

You are commenting using your Google+ account. Log Out /  Change )

Twitter picture

You are commenting using your Twitter account. Log Out /  Change )

Facebook photo

You are commenting using your Facebook account. Log Out /  Change )

Connecting to %s