Scriabin: 24 Preludes Op. 11: A minor

Ну что ж, колыбельную? Пожалуйста. От того же эротического мистика. Он умудрился здесь за две минуты ни разу не покончить с собой, с миром, не прогреметь похоронным колоколом рока, фатума, судьбы. Не улетел на свои кокаиновые планеты. Не впал в мучительный экстаз изнуренной души и тела. Обошелся без пророчества апокалипсиса. А просто побыл милым мечтательным…

Scriabin: 24 Preludes Op. 11: E flat minor

  Полночь у нас в горах. Хочется какого-нибудь отчаянного ужастика именно в полночь. А что тут думать? Зашел к Скрябину, выбирай всё. Он всегда готов, как черный ворон с килограммом кокаина в клюве сидит и ждет, когда нам захочется ужастика. Ну хорошо. Хороша ложка к обеду. Вот полночный ужастик от Скрябина. С выпученными глазами бежит…

Scriabin: 24 Preludes Op. 11. “Русский Шопен”

“Русского Шопена” желаете? Есть у нас такие два мальчика – Саша и Сережа. Лет до 25 они никак не могли оторваться от польского прародителя. Но, каждый по-своему и с милыми национальными и характерными для каждого особенностями. Александр, например, тяготеет к апокалиптичным сюжетам и “плохим концам”. Ну, такой, “музыкальный Леонид Андреев”. Что с ними поделаешь, с…

Chopin. Nocturnes

Работая над ноктюрнами к нашему осеннему сериалу о Шопене. Главной идеей будет то, о чем я недавно говорил в “кратком списке открытий”, а именно – совершенно новый звуковой космос, где Шопен живет органично, соответственно его полетному, призрачно-прозрачному духу, для Шопена – это первостепенная задача. Но, почти не уступающая по важности задача, наконец – элиминировать, закрыть…

А так ли велика русская музыка, какой ее “провозглашают”?

– А так ли велика русская музыка, какой ее “провозглашают”? Спросила меня очень близкая подруга. Интереснейший “поворот” в нашем с ней общении на музыкальные темы. Над темой “истинного величия” того или иного национального искусства и литературы я размышлял всю сознательную жизнь. Вы знаете мое достаточно скептическое отношение к русской литературе. Она без сомнений признана “великой”….

Scriabin: Étude Op. 42 No. 5 in C sharp minor

И, наконец, последнее произведение, из сыгранных “на бис” в Баден Бадене. Пожалуй, лучший этюд Скрябина, где он сумел очень много сказать и о себе, и о времени. Тёмная, мрачная атмосфера надвигающейся бури. Предчувствие апокалипсиса. Страх, смятение, захлебывающийся ритм мира и собственного сердца, заходящегося в ужасе. Чёрные похоронные колокола рвут пространство в басах. Смерть над Россией….

Scriabin: Piano Sonata No. 4 in F-sharp major

Из той же импровизированной записи в Баден Бадене. Скрябин, четвертая соната. Соната, с которой начинается зрелый Скрябин. Довольно долго он пребывал в состоянии “русского неошопена”, и, наконец, нашел себя. В его музыке, биографии, философских взглядах отразился весь надлом мирового сознания конца 19 и начала 20 века. Надлом чувства и мысли, приведший к жуткому 20 веку….