Franz Liszt: Sonata for Piano in B Minor, S. 178

Компактность и универсальность музыкального языка. Если бы Лист говорил словами то, что он говорит музыкой в этих 40 секундах финала сонаты. Он начал бы, приблизительно, так – “славно было вспомнить и поведать вам, друзья, о моих приключениях, злоключениях, наслаждениях, разочарованиях в “личной и общественной” жизни. Да, были времена, гулял я молодец! И тд Не говоря…

Franz Liszt: Sonata for Piano in B Minor, S. 178

Свобода. Мудрая патетика “стадионных размеров”. Мы снова сталкиваемся со стадионной эстетикой. Представьте этот рояль на подиуме на стадионе с многократным усилением. Может быть, даже белый, или золотой. Эта музыка требует, даже и такой, слегка китчевой театральной плоскости ее представления. Кен Рассел был саркастический, даже сардонический клоун, но не дурак, и смеялся не над Листом, а…

Franz Liszt: Sonata for Piano in B Minor, S. 178: III. Allegro energico (fugato)

Интересно, что когда доходишь до уровня полной осознанности в музыке (как, впрочем, и в жизни), ясно видишь и понимаешь каждый месседж и каждый образ в каждой цепочке звуков, и можешь его ПЕРЕДАТЬ БЕЗ ИСКАЖЕНИЯ она перестает быть “классической”, ( а жизнь перестает быть бессмысленной). Как и перестаёт вся живая музыка быть “классикой”, поп, рок, джазом,…

Лист with Шопен

Обдумывая наши следующие проекты по распаковке смыслов – Лист и Шопен – вижу и, в который раз, поражаюсь, проявляющейся в истории исполнительства необыкновенной инфантильности музыкантов, веками не отличающих формы от содержания. Сколько уже было написано трудов о “монотематизме” Листа. Что это? Почему одна тема, как позвоночник проходит сквозь всё “музыкальное тело”? Fashion? А между тем,…

Вернувшись к сонате Листа

Вернувшись к сонате Листа, которая у нас следующая в “очереди на распаковку”, несколько разочарован бедностью мысли, и скромностью дарования после Модеста Петровича и Роберта. Контраст велик. Но, замечательная чувственность и очень поэтическая музыкальная живопись несколько скрашивает бедность мысли и скромность композиторского таланта Листа. Те же проблемы, что и у Рахманинова. Композиторы-пианисты, по-видимому, много сил теряют…

К следующему сериалу – “Симфоничеcкие этюды”. Шуман

Шуман романтик. Шопен Романтик. Лист романтик. Нет предела глупости и инфантилизму музыкального мира. Кажется, “музыковедческая мысль” соревнуется в примитивнейшем восприятии и понимании музыки с “исполнителями-экзекуторами” музыки. Что это за уровень понимания-восприятия музыки? Детский? Нет. Дети лучше понимают и чувствуют музыку. Подростковый? Тоже нет. Подростки еще чувствуют “волшебную силу фантазии”, заложенную в музыке. Восприятие-понимание музыки, которое…

Liszt, Chopin and Schumann

Уж, коли мы вспомнили Листа с позиции “музыкального фрейдизма”, то остальные двое из когорты создателей современного индвида-эгоманьяка европейской цивилизации наших дней в музыке, тоже обязательно должны рассматриваться с этой точки зрения, стыдливо умалчиваемой развратной, но бесполой трясиной музыкального и околомузыкального мира. Шопен, разумеется, еще более эротоман, нежели Лист. Если у Листа либидо реализовывалось в бесконечной…

Franz Liszt

Чтобы лучше понимать “ценность” Листа, как, впрочем, и любого другого композитора, надо точно знать, где лежит “зерно индивидуальности”. “Где сокровище ваше – там будет и сердце ваше”. Так вот, весь Лист (кроме позднего периода) – это исключительно “борение плоти и рассудка”. В самой, что ни на есть, “плотской любви” – “сокровище его”. Вокруг этого “конфликта”…

Liszt’s Devil (2)

Ай-яй-яй. Не догадались про черта! Даю подсказку – тут окончание сонаты, развязка и подсказка. Да я еще Джоанне, спрятавшейся на галерке, подсказываю кое-что. Вы оказались не такими сметливыми студентами, как я предполагал. Ну что же. Не удивительно. Лист не только “неполиткорректен” в своей исповеди, но и беспощадно антигуманен (в церковно-религиозном смысле). Я не уверен, что…

Liszt’s Devil

После наших “Мусоргских расшифровок”, думаю, вам настолько ясен метод расшифровки музыкального языка при глубоко осознанном исполнении, что вы без труда расшифруете эту дивную полемику Листа с дьяволом. У каждого автора свой дьявол. Как отличается дьявол, скажем, Достоевского от дьявола Листа! У Достоевского – гад-нигилист и извращенец, который и приведет русских мальчиков к краху вместе с…

Два наиглавнейших предмета искусства музыки – психология и философия.

Два наиглавнейших предмета искусства музыки – психология и философия. Удивительно, что об этом “не говорят” в музыкальных школах и консерваториях. Даже, читая пожелания Рахманинова студентам-пианистам видишь, как такой развитый художник “заморозился” на школе, пианизме, а далее – предпочел полагаться на художественный вкус и творческую интуицию. Главное, что эти два предмета первостепенной важности касаются одинаково исполнительства…

“Kонкурс” трех гигантов

Schumann «Symphonic Etudes» op.13 (1837), Liszt – Piano Sonata in B minor, S. 178 (1854), Мусоргский «Картинки с выставки» (1874). Сегодня в нашем доме впервые прозвучали в один день “три кита”, которые мы вместе “делали онлайн” эти 16 месяцев. Счастье не передать. И что же? Модест Петрович всех побил! Вон оно как.. Не ожидал. Не…

Liszt: Piano Sonata in B minor, S. 178 (1854)

Соната Листа растёт и развивается уже независимо от меня. Ткань расширена, практически, вдвое. Все басы идут с удвоением. Оставлена без изменения только лирика. Звучание и мощность достигла современного уровня звучания мощного оркестра. Благодаря необыкновенному удобству изложения, можно удвоить почти весь текст. Лист как знал, что эта операция будет проведена в будущем и оставил возможность усиления…

Liszt: Piano Sonata in B minor, S. 178

The program for Alicante. I see Franz Liszt as Music Aesthetic and Father Philosopher of Modern Performing World. Liszt not only created the music which opened a new era of composition, but also, in a way, created us. He gave us a template that eventually lead to the foundation of contemporary Western civilization. His contribution,…

Ferenz’s mind

Something like that was going in Ferenz’s mind. Just for the start of the plot of this piece. Ken Russel was too miserable with his pygmy-like drunken brit imagination.