Robert Schumann: Symphonic Etudes, Op. 13 (Live from Vilnius)

  I am very happy that Mussorgsky has rightfully become the darling of our community. For 140 years (in the “hypostasis” of Pictures), he “was known as the“ grave Russian ”populist” with the avian imagination of a junior schoolchild of an elementary Soviet school. But he turned out to be a “rocker”, a psychedelic musical…

Robert Schumann: Symphonic Etudes, Op. 13 (Live from Vilnius)

Я очень счастлив, что Мусоргский стал по праву любимцем нашего сообщества. 140 лет (в “ипостаси” Картинок) он “слыл” посконным русским “народником” с птичьим воображением школьника младших классов начальной советской школы. Но, оказался “рокером”, психоделическим музыкальным фантазером, провозвестником свинга в музыке, “чемпионом” удивительных музыкальных состояний и всеохватным космическим гением, человеком будущего. Надеюсь, весь мир пересмотрит свое…

Mussorgsky: Pictures at an Exhibition

Давайте побудем с М.П. “в реальном времени”. В парадной концертной обстановке. Он перед нами. Собирается, решает – идти-не идти, крякает, сомневается, “переживает”, сопит, грустит, сокрушается, переминается с ноги на ногу, машет решительно рукой, приняв решение и тут же безвольно опускает руки в нерешительности, мнётся в подпитом состоянии, топчется на месте, как медведь, принимает решение и…..

Modest Mussorgsky: Pictures at an Exhibition. The Old Castle

Что было, то прошло, что прошло, того не будет, а что будет, будет не то, потому что вообще ничего не будет. Модест Петрович об этом и о бесконечной глупости, бренности и легкомыслии людей. “Потанцевали и стлели. Да и черт с вами, прощайте” – говорит Модест Петрович.

Mussorgsky: Pictures at an Exhibition

Вспомним, какое чудо нас ждет. Безумный, безумный Роберт, предвосхитивший Фредди. Какой драйв, какой порыв к свободе (“I want to break free”, Queen), какая фантазия в безумном балу, следующим за отчаянным криком порыва к свободе. Только, вот, я не нахожу Роберта ни капельки “сумасшедшим” (Фредди Меркьюри никто за сумасшедшего, кажется, “не держит”), только Роберт опередил Фредди…

Schumann: Etude

Это вам на вечер, мои дорогие друзья. Что может быть приятнее душе, чем рефлексирующий Шуман? Вы можете “с ним” пить кофе, можете вино, можете любить, можете закрыть глаза и мечтать, или просто уснуть, отдыхая от дневных забот. Шуман, мастер грез, певец любви и вечного счастья.

Mussorgsky, Schumann, Prokofiev. Live in Vilnus

Есть три стадии овладения искусством музыки и представления его людям. Первая, самое грубая и вульгарная – упрощение. Когда искусство делают нарочито доступным, чтобы быть “близким и понятным” людям, публике. Вторая (на которой “застревают” все без исключения) – разные степени псевдо-сложного представления искусства музыки людям, когда музыканты демонстрируют “сложность” искусства музыки, его “надмирную высокость”, элитарность и…

Prokofiev: Suggestion Diabolique op. 4 no. 4

A говорят литовцы не так горячи, как финны. Ещё горячее, только редко показывают свой истинный темперамент. Сувенир из Вильнюса. AG ♥

Robert Schumann: Symphonic Etudes, Op.13

UPD Вчера наши прекрасные чешские продюсеры прислали уже готового отредактированного Шумана (S.E.). Это “первая финальная” редакция до мастеринга. Запись очень впечатляет. Не уступит М.П. Нас ждет “очередной праздник”. Нужна дописка финала, из-за того, что рояль устал во время очень интенсивной записи в августе. Oт огромной звучности в течении 5 часов, и дребезжит дека инструмента. Искусственно…

Tchaikovsky: Piano Concerto No.1, Op.23, Berlin, 20.01.2019 (Live)

Благодаря близкому другу, который не побоялся серьезно нарушить правила берлинской филармонии и записал большие фрагменты концерта 20 января, вы можете услышать, наконец, концерт в том виде, как он звучал в голове Петра Ильича. И по форме и по содержанию. Так, как он еще не звучал на нашей планете. Первая часть реально страшна. Это трагическая, задыхающаяся…

Rachmaninov: Piano Concerto No. 2 op.18 (Second movement). Live. Bristol, 2016

Главное, что я изменил в концерте Рахманинова, это убрал фальшивую меланхолию (которой там и следа нет), великодержавную гниль, нанесенную совдепами и американцами, псевдо значительность, ибо эта музыка очаровательно легка, как и сердце любого счастливо влюблённого и обрамил в эротичный сверкающий счастливый юмор в финале. Концерт-то СОВСЕМ не тот, что нам совали с колыбели. Да и…

Tchaikovsky: Piano Concerto no. 3 in E-flat Major, op. 75

  Поздняя работа Петра Ильича, с которой никак не получалось “справиться”. Начал как симфонию, бросил. Стал переделывать в концерт – не доделал, не успел. Сказать что-либо, что “каждое ухо не услышит” в этой музыке никак невозможно. Настолько ясно музыка говорит о состоянии человека-Чайковского. Человек редко меняется за жизнь настолько, чтобы говорить на “новом языке” и…

Beethoven: Piano Concerto No. 3 in C Minor, Op. 37.

Bach makes one silent, Beethoven makes one talkative (basing on my personal reactions). One of them served God while another one served people. Бах делает молчаливым, Бетховен – разговорчивым. (замечаю по своим реакциям). Один служил Богу, другой – людям.