Schumann: Symphonic Etudes. (AG for FB friends)

Как обычно, это уже становится нашей традицией, в конце сериала – наш домашний концерт. Симфонические этюды целиком. Так же, по нашей новой литературно-музыкальной традиции – с “либретто”. Программой символической и смысловой расшифровки. “Крaткая памятка” из распакованных смыслов – “Unzipped Classical Music”.

Тема.

В этой незамысловатой “народной балладе”, музыке, не принадлежащей перу Шумана, начало темы символизирует траурное шествие. Оно сменяется светлой, патетической и возвышенной грустью об ушедшем или павшем “герое”. Затем мы слышим траурную “барабанную дробь”. Заканчивается тема короткой репликой, которая как бы “открывает сцену” перед слушателем, вводя его в мир жизни и трансформации разных состояний души романтического героя-автора.

Вариация 1.

В напряженной “электрической” атмосфере музыки этой вариации Шуман демонстрирует, как сила жизни, которую символизируют каскады коротких восходящих кверху фраз, пронизывает тему смерти. Заставляет смерть “посторониться” и уступить место жизни. В середине мы слышим маленькое мажорное отступление, символизирующее приятно и отвлеченно “задумавшуюся” живую душу. Лирическое отступление сменяется “электрическими” волнами, пробуждающими жизнь.

Вариация 2.

В порывистой романтической музыке бетховенского характера мы слышим, как Шуман думает о романтике Бетховена, даже “передает ему привет” интонациями и прямой цитатой ритма и характера “Лунной сонаты” в середине вариации. Эта вариация являет собой “пример” романтического, патетически восторженного мироощущения художника, пробуждающейся от предшествующих сдержанных времен барокко и классицизма европейской души. Музыка возвышена, полна символизма “говорящих между собой стихий” неба и океана, горных вершин и бездн. Символизирует революционные изменения европейской души, рвущейся к свободному полету, к свободе без границ.

Этюд III

В этом “этюде” тема трансформируется в дивной красоты романс. Мы слышим имитацию виолончели в среднем голосе. Виолончель – это инструмент, выражающий “голос сердца”. Голос сердца здесь, конечно, голос самого автора. В верхнем голосе в дымке воспоминания царит образ Паганини, без “присутствия которого” не обходится уже почти ни одно сочинения Шумана, потрясенного до конца жизни магической сущностью итальянского музыканта.

Вариация 3

Широкой аккордовой, былинной по звучанию песнью Шуман поет в этой музыке “гимн жизни и свободе”, открывая этой вариацией целый “блок” из четырех вариаций, посвященных радости жизни. “Тема смерти” здесь уже полностью трансформирована в “тему жизни”.

Вариация 4

В этой вариации мы видим самые интимные черты характера Шумана. Шуман полный изящного кокетства, шутливой игривости. Светский, веселый, немного, даже “рыцарь-ловелас”. Музыка полна изящества и веселости, направленных именно на флирт с “прекрасным полом”. И, как каждая истинно романтическая музыка, не лишена некоторой ностальгической грусти, спрятанной между хрупкими нотами любовной игры.

Вариация 5

Упоительная песня любви и жизни, в которую превращен траурный марш. И, к тому же, насыщенная совершенно “акробатическими” прыжками левой руки в басах. Это делает песню особенно соблазнительной, так как она блещет физической жизненной силой.

Вариация 6

“Токката”, которую Шуман превращает в “гимн бытия”. Его “ода радости” жизни. Но не возвышенная эпическая “Глория”, как у предшествующих мастеров от Генделя до Бетховена, не ода высокой поэтики, а самая, что ни на есть земная радость бытия. Удаль – от земной удали и созидания на земле, до удали в горячем бою, когда кипит кровь и смерть не страшна, а сладка, как и сама жизнь. Это уже не музыка, а “опьянение жизнью”. Редкий, только Шуману удавшийся пример особенного жанра и характера, который много лет спустя научатся воспроизводить рок музыканты в своей музыке протеста, ярости и свободы.

Вариация 7

Еще одно удивительное прозрение. “Прострел времени” в будущее. Здесь Шуман “передает привет” мастерам барокко. В простой полифонической музыке, стилизованной под героические пассакальи, или дворцовое “импровизационное прелюдирование” на чембало, Шуман декламирует невероятный по силе “зов к свободe”. Свободе во всех проявлениях – от свободы самовыражения, до свободы бытия. Это буквально “крик о свободе”. Музыка так сильно накалена и заряжена свободой, что своими интонациями, “стадионными” рокерскими “выкриками свободы” она пробуждает в памяти лучшие образцы вокального творчества Фредди Меркьюри.

Этюд IX

Здесь Шуман окунается в свою любимую стихию – бал.
В ослепительном скерцо, в гофмановской фантастике на нас обрушивается роскошная танцующая “толпа”. Не реальная, конечно, а “дух толпы”. Что делает музыку еще более удивительной. В воздухе витают дамы, кавалеры, в середине пьесы появляются роскошные гусары, характеризующиеся венгерскими танцевальными каденциями. Эти образы сменяются “вылетевшим” из фантастического пространства навстречу гусарам духом Паганини, щиплющего “дьявольские пиццекато”. Вся эта сверкающая роскошь растворяется в воздухе, дохнувшем, вдруг, в конце, как холодный смерч, в традициях любимых сочинений Гофмана или Булгакова.

Вариация 8

Танец-песня австро-венгерского колорита. Продолжение бала, становящимся более и более реальным.

Вариация 9

“Жестокий романс”. Иначе нельзя назвать этот дуэт двух женщин под переборы испанской гитары. Женские голоса вплетают в тему смерти удивительную нежность и страсть. Переплетая любимые темы европейских поэтов и художников – “женщина и смерть”, “любовь и смерть” всегда рядом.
В конце, в кульминации через женские голоса прорывается крик о любви самого автора. Трудно найти в музыкальной мировой литературе выражение такого открытого и сильного чувства подлинной земной страсти чистой души великого художника.

Вариация 10 Финал

Шуман намеревался показать и показал шествие к победе. Темы музыки и программы переплетаются с рыцарскими сюжетами о “походе за святым Граалем”. Шуман не мог обойти эту тему в апофеозе грандиозной музыки. Сюжет “Айвенго”, на котором базируется опера современника Шумана, с темами которой соприкасаются темы музыки финала, диктует мысль о крестовых походах и рыцарских подвигах. Является логическим завершением эпической фрески о походе души к счастью и “победе веры, духа и разума”.
В калейдоскопе тем мы ясно слышим темы “всадников”. В музыке ясно различимые конные отряды, переходящие то в галоп, то спокойной и веселой “рысью” путешествующие в “поисках счастья”. Мы слышим темы клятв, молитв, боя, стоны павших, крики победителей. Перед нами огромная “рыцарская музыкальная фреска”.

Грохочут пушки – сначала в бою (басы), затем, в коде – пушки исторгают фейрверки победы.

Leave a Reply

Fill in your details below or click an icon to log in:

WordPress.com Logo

You are commenting using your WordPress.com account. Log Out /  Change )

Google+ photo

You are commenting using your Google+ account. Log Out /  Change )

Twitter picture

You are commenting using your Twitter account. Log Out /  Change )

Facebook photo

You are commenting using your Facebook account. Log Out /  Change )

Connecting to %s