Прямо по Нимеллеру + Schubert: Four Impromptus

Сегодня, когда я получил письмо от неких безымянных доброжелателей, которое я перепостил ниже, я целый день провел в своем районном огромном фитнес клубе. У меня туда годовой абонемент уже несколько лет, и я там “пополняю” запас физических сил перед новым сезоном.

И вот сегодня, как я запостил у нас это милое письмецо с апдейтом из ада, я стал думать, почему-то, во время кролевого заплыва, о фразе пастора Нимёллера. Ну вы все помните, конечно ее – “когда они пришли за”.. и тд. “Потом пришли за мной”.

А почему у меня в голове стала вертеться эта фраза, потому что я всегда думал убежать от “них” и заниматься только музыкой, искусством и философией. Долгое время мне в помощь был пример Рихтера, который я, как и многие совки и несовки принимал за “уход художника от реальности” в чистый мир искусства.

Мне потребовалось 10 лет, чтобы понять, что в прекрасной и тихой квартире-студии на ул. Бронная, где проживал тов. Рихтер был лишь филиал Лубянки, а не “мир искусства”. Так велика у всех нас “запудренность мозгов” от флера, который оставляет за собой и продуцирует вокруг себя человек, неплохо нажимающий клавиши инструмента или красиво блеющий со сцены.

Понимать музыку и “слышать подлинный голос” любого человека начинаешь много позже, если не сломался, не согнулся, не предал искусство и не умер.

Убежав от этой гадости, под названием СССР в 85м я наслаждался реальным ощущением отдыха от “них” и жизнью на всё еще свободном западе. Я не хотел никак подчиняться судьбе, которая загоняла меня в стойло названия “диссидент”. Никаким диссидентом я себе никогда не ощущал. Временная конфронтация с гигантской машиной безумия, которая наехала на меня, не делала меня в душе диссидентом. Мне было плевать и на эту машину и на тех, кто ей рулил. Мне нужен был реальный покой и искусство. Только за это я и боролся. Уйти в одиночество – мечта!

Но не прошло и десяти лет, как “они пришли” сюда. И за 20 лет не только заполонили запад, но и провоняли его своей тухлятиной, своим существом. От музыкального мира до мира бизнеса.

Не стало “политики”, настала коррупция. “Они”, со своей “политикой” пришли сюда, коррумпировали мир музыки, весь запад, весь свободный мир (они иначе не могут, это нелюди, живущие по принципам бандитов. Им нужна стая и коррупция. По одиночке все они – никто).

Коррупция и стайность отвратила меня от музыкального мира. Мир музыки стал “савецким” в худшей ипостаси советизма-путинизма. Он стал бандитским. Повсюду.

И опять, какое-то диссидентство началось уже с конца 90х для меня. Только теперь – по отношению к международному музыкальному миру. Ну черт с вами, не надо мне вашего музыкального мира, но свободу в “мире свободы” еще не сломали и можно дышать – сказал я себе в нулевых, и это было еще так.

Но “они пришли” и в политику. И вот, сейчас от Парижа до Мюнхена, НЙ до Токио эта мерзость влезла “в политику”. Самыми разными путями.

Уже – ни музыки, ни политики, ни свободы, ни жизни. За какие-то несчастные 25 лет, как запад расслабился!
Войны одна за другой, дьявольские нарушения прав человека, целых государств, убийства повсюду стали в Европе и Америке обыденным делом. То Лондон, то Вашингтон вздрагивают от очередных русских зверств, а они спокойно коррумпируют и уродуют мир. Уже целое поколение мировой музыкальной молодежи угробили. И продолжают махать своими грязными ручонками и пиликать на скрипочках, альтах виланчелях, и аккуратно постукивать костяшками фортепиано, что “западная публика” по-прежнему принимает за “музыку”. Музыка! А там, за роялями сидят всякие “захарченки”, только с умением лупить по клавишам, машут дирижерскими палками всяки реинкарнации абакумовых и прочих ублюдков, только с умением махать, щипать струны, бить по клавишам.

Прямо по Нимеллеру. “Пришли”. Сделали музыку коррупцией, политику убийством, бизнес шпионскими страстями. И все вместе – уничтожили и жизнь, и музыку и свободу. И места на планете уже не осталось. “Когда они пришли за мной, и не осталось никого, чтобы говорить за меня”.

Я ничего не имел никогда “против диссидентов”. Наоборот. Я воспитывался на примерах прекрасных Богораз и Делоне. Зачитывался их книгами и очерками. И вообще, “великолепная восьмерка”, вышедшая на Красную Площадь были всегда “моими святыми”. Но я никак не видел себя среди подобных замечательных людей политической и нравственной чести.

И вот, 50 лет прошло с выхода на площадь этих прекрасных диссидентов, мир заметно изменился и очень потускнел, “поплохел” за 50 лет, а фамилии прекрасных людей, какими были Константин Бабицкий, Татьяна Баева, Лариса Богораз, Наталья Горбаневская, Вадим Делоне, Владимир Дремлюга, Павел Литвинов и Виктор Файнберг сверкают в памяти и всё более прекрасны, не тускнеют. Прекрасные русские диссиденты. И сегодня я, наконец, понял, что мне уже некуда деваться. И после 40 лет бегства от этой участи, я НЕ СОГЛАСЕН с тем как живет мир, музыкальный мир, бывший свободный мир. И в каждой моей ноте теперь, само-собой звучит – “я не с вами восток, я не с вами запад, я не с вами продажные музыканты, я не с вами, потерявший совесть целый мир”. Ну и ладно. Я-таки стал мега-диссидент. Жизнь сама так решила, Нимеллер был прав.

Leave a Reply

Fill in your details below or click an icon to log in:

WordPress.com Logo

You are commenting using your WordPress.com account. Log Out /  Change )

Google+ photo

You are commenting using your Google+ account. Log Out /  Change )

Twitter picture

You are commenting using your Twitter account. Log Out /  Change )

Facebook photo

You are commenting using your Facebook account. Log Out /  Change )

Connecting to %s