AG UCM NEW ALBUM

AG UCM Дорогие друзья, сейчас я занимаюсь последними приготовлениями к выпуску первого альбома после того, как в 1993 году я прекратил студийные записи. Это волнительные и приятные хлопоты. В частности, надо было написать “приветствие-объяснение” мировой публике.

Это не так просто. Но, наконец, удалось достаточно кратко и лаконично изложить очень серьёзный и длительный процесс, вместивший переход моего сознания на иной уровень. Вы можете ознакомиться с черновиком текста на русском языке. В альбоме текст будет только на европейских и японском языках.

————————————————————————

“Философия говорит – если человек не может коротко и ясно передать смысл самых сложных наук и предметов, которыми он занимается, он не понимает их сам. Я хочу вкратце поведать о том пути, который мне пришлось проделать в музыке за последние 25 лет:

В середине 90х пришло понимание, что я не обладаю знанием музыкального языка. Тогда же стало очевидным, что понимания музыкального языка на уровне сознания нет и не было. Что же было и есть? Были и есть “традиции”, “стили”, “школы”, теоретический анализ. Поверх всего – интуиция.

Благодаря традициям, школам и личной интуиции создавался весь массив интерпретационного наследия. Для моей жизни этого было слишком мало. Мне нужно было знание. Его надо было получить. А получить его было негде. Надо было создавать науку осознанного исполнения серьёзных сочинений с нуля.

Что значит “осознанное исполнение”? Это, когда понято, осмыслено и осознано значение каждого тона в музыкальном полотне. Кoгда информация, которую несет в себе каждый тон исполняемого произведения переведена в область сознания и может быть с лёгкостью переведена с музыкального языка на словесный, литературный.

Все языки взаимопереводимы, при одном условии, если они освоены в совершенстве. Музыкальный язык, в отличие от литературного, особенно труден тем, что он требует познания многих предметов, связанных с человеческой физиологией. С реакциями человеческой физиологии на звуковые волны. С психологией человека, историко-культурным бэкграундом личности композитора. Многими другими аспектами антропологии.

Кроме того, на более сложном уровне музыкального языка лежит ещё одна преграда к его пониманию. Музыкальный язык не универсален. У каждого композитора свой язык, базирующийся на общих основах музыкального языка, поэтому словари музыкальных языков надо создавать не только с нуля, но отдельно для каждого значительного композитора. Поскольку язык каждого композитора уникален.

Для понимания в совершенстве музыкального языка надо переработать гораздо больший массив информации, затратив несравнимо большее время, чем в случае с языком слова. В языке слова, после изучения алфавита и грамматики можно приступать к чтению. В науке языка музыки после изучения нотной грамоты, гармонии и теории музыки надо только начинать учиться алфавиту музыкального языка.

Для этого человеческая жизнь слишком коротка. Поэтому, подобных задач ещё никто не ставил. Но всегда, как исторически сложилось среди людей, кто-то должен стать первым. Или, хотя бы попробовать. Вот в 90х годах я решил “попробовать”. С трудом нащупывая контуры пути, по которому предстояло идти очень долго, в “полной темноте”. И закончил новую науку только сейчас. Когда стало возможным трансформировать музыкальную ткань в чистый, ясный и понятный для слушателя поток музыкально-философской мысли.

С этим альбомом, первым после 1993 года, я выхожу к публике с новым знанием, новым умением, новой наукой, новой философией, новым исполнительством, новой музыкой, где нет места интуиции. Есть чистое знание музыкального языка каждого композитора и глубокое постижение философии, эмоциональных состояний, художественных образов и литературно-поэтического нарратива каждого серьёзного музыкального сочинения.

При такой передаче музыки, фортепиано перестает быть “объектом внимания” слушателя, а “пианизм” становится тем, чем он и является – одним из инструментов воплощения музыкальной мысли. Основным признаком подлинности воплощения музыкальной мысли на фортепиано является “растворение природы инструмента” в потоке музыкальной мысли, когда остаётся чистая музыка. И предельно ясно выраженное содержание.

Насколько это убедительно, судить слушателю. Если он сможет увидеть, услышать, понять богатство философских мыслей, эмоциональных состояний, картин и литературно-художественных образов в живой ткани осмысленной музыки, значит мой четвертьвековой труд был не напрасен”.

AG 

Leave a Reply

Fill in your details below or click an icon to log in:

WordPress.com Logo

You are commenting using your WordPress.com account. Log Out /  Change )

Google photo

You are commenting using your Google account. Log Out /  Change )

Twitter picture

You are commenting using your Twitter account. Log Out /  Change )

Facebook photo

You are commenting using your Facebook account. Log Out /  Change )

Connecting to %s

This site uses Akismet to reduce spam. Learn how your comment data is processed.