Woody woodpeckers

Даже, будучи восемнадцатилетним остолопом, мне не удавалось убить до конца Скарлатти, хотя, разумеется, сознание было полностью отравлено “традицией”. Традицией тупого бессмысленного копирования звучания старинных инструментов. Что, убогое пианистическое сознание воспринимает, как “стилизацию”.

Какая стилизация, и что она “стилизирует” никому не ведомо. “Так принято”. Так они слышали в коляске, когда их мама или “учительница” слушали своих “любимых пианистов”. А “любимые пианисты” слушали в колясках, как их мамы слушали своих “любимых пианистов”, которые никогда не слышали Скарлатти. Да и как его услышишь, когда он помер в 18 веке. Тогда звукозапись была еще очень слабой. Только пером.

А вот, что написано пером, к несчастью, ни мамы, ни учительницы читать и слышать не удосужились. А зачем? Ведь, всё равно никто “не знает”, как “хотел” Скарлатти, или “как хотел Бах”. Вот и буду я играть “моё представление”. Ну, а дальше вы всё знаете. Как звучит “представление”. Как “слышали мамы”. Или “папы”. Или и те, и другие. А читать музыку заморочаешься, да и никому не надо. Всё равно никто не знает “как надо”. Так думает примат, играющий на инструментах.

А “надо” очень просто. Понять музыку, уловить ее содержание и живо его передать, исходя из логики музыкального языка и культурных особенностей повествования “сюжетов” того или иного времени в музыке. Музыку писал живой Доменико. Человек страстный, но глуповатый. Как часто бывает с музыкантами. Что исполнителями, что композиторами.

Его одногодка Бах творил по соседству музыку совершенно иного уровня. Но его тоже “стилизуют”. Особенно после вмешательства в историю музыки канадского дурака, тупого мещанина из Торонто, не понявшего даже азов музыки, но страстно рекламируемого такими же мещанами “от музыки”, увлеченными девиацией мышления полубольного человека.

От музыки старых мастеров нам достается только пустое бреньчанье или блеяние струнных. Они все “стилизуют”. Что, конечно, похвально. Только одно плохо – они не знают что они стилизуют. Равно, как и их публика 300 лет уходит всё дальше от прекрасных, наивных чистых людей, работавших с музыкой в 17 и 18 веках. Что, совсем недавно.

Что, в свою очередь, говорит о том, что они были совсем, как мы. Только, чуть более чопорные и менее раскрепощенные. Но гораздо более свободные внутренне, чем сегодняшний самый “свободный человек”. Поэтому доверили свои мысли и чувства музыке, чтобы “потомки”, хотя бы их поняли и раскрепостили. Они, бедняги, не учли “человеческую природу”. Что человек туп, как пень.

И, если они были скованы чопорностью и некоторыми формальными особенностями их времени, то дуболомы-потомки, особенно из русских деревень и еврейских местечек “Малороссии” оставят слушателям не просто сдержанные формы, но превратят их в карикатуру.

И вместо раскрепощения несчастных несвободных европейских предков они станут копировать из поколения в поколение свое деревенское “представление” о том, как эти предки “выглядели”. Что они чувствовали и думали останется навсегда за пределами воображения современных троглодитов.

Have a great day my dearest friends. 

AG 

Andrei Gavrilov plays Scarlatti Keyboard Sonata in E Flat Major, K 193 Live 1974 Moscow

Leave a Reply

Fill in your details below or click an icon to log in:

WordPress.com Logo

You are commenting using your WordPress.com account. Log Out /  Change )

Google photo

You are commenting using your Google account. Log Out /  Change )

Twitter picture

You are commenting using your Twitter account. Log Out /  Change )

Facebook photo

You are commenting using your Facebook account. Log Out /  Change )

Connecting to %s

This site uses Akismet to reduce spam. Learn how your comment data is processed.