Rachmaninov: Piano Concerto No.3 in D minor

Sergey Rachmaninoff (28 Nov. 1909) 109 years ago Premiere of the piano concerto no. 3 in d minor op. 30, in New York, USA, with Rachmaninov at the piano.

 

Возвращая потерянную 100 лет назад музыку.

Первая часть третьего Рахманинова от 19.01.2017 из Pécs.

Тут вас ожидают новые темпы, новые мысли, совершенно аутентичноебездраматичноеразвитие. В этой части нет никакихдрам”, напрасно их ищут музыканты и помпезно утяжеляют прозрачную легкую ткань. Сергей Васильевич простопроехалсяпо московским проулочкам. Ему хорошо. И нам хорошо. Юмора очень много и в первой части, и в финале. Тут вы услышите чудесный, чутьтяжеловесный юморокСВР. А его тема ничто иное, как перевернутаякалинкамалинка”, разбитая на два кусочка. если их составитьбудет пляска. Может быть, немного опасная понетрезвости“. НоОбычныерусские дела”.

Послушайтеновый темптемы (в конце), он ускорен, тема облегчена, максимально прозрачна, лишена всякойвыразительности”, просто тема, ни о чем – “да так, так само написалось”, сказал покуривая Сергей Васильевич на вопрос – “не позаимствовал ли он ее из городского фольклора”. Именно так! Само и льется, как ручеек. А оркестр неиграет”, а дышит.

Ну и в конце – 10 вечера в Москвезвучит отбой военным и звенят мелкие вечерние колокола. Послушайте последний диалог фно с оркестром, это точно как в пaртитуре. Фортепиано и оркестр, как бы чуть подвипивши пререкаются. Весело и беззлобно.

В партитуру я внёс много изменений. СВР допустил много неточностей в ремарках и оркестровке. Спешил. Еще не понимал своих устремлений. А потом некогда было.

Ну и заканчивается часть нестабильным концом”, а на постоянном ускорении, какбудто автор после рюмочки отъехал в экипаже. Попререкавшись то ли с извозчиком, то ли с другом в трактире, то ли с трактирщиком. И скрылся в карете за углом.

 


 

Вторая часть третьего Рахманинова от 19.01.2017 из Pécs.
Это – импровизация человека конца 19-го века. Поэтому язык и фразировка сделана с поправкой на другое мышление. Не похожее на наше представление о выразительности сегодняшнего дня.

Первые 4 ноты – это голос Рахманинова, артикулирующий слова – “О, Боже мой! Это главный вербализированный смысл части. “О, Боже мой” повторяется несчетное количество раз на протяжении музыки части.  

Вторая часть – это ряд куплетов-вариаций, где Рахманинов проводит главную и интереснейшую идею этой части.

Эта медленная импровизация посвящается умирающей Вере Скалон. Его первой девушке, первой любви, с которой он разошелся по никому не известным причинам, даже, кажется, ему самому.. Любовь осталась в сердцах обоих.

Сергей Васильевич пишет концерт для поездки в штаты. Вера уже на грани смерти. Они уже не встречаются, не видятся.

Тема полна грусти и пронизана острым переживанием прощания (в конце части она повторяется у оркестра, точно как в начале, только будет отдана “классическому похоронному составу” духовых инструментов и приобретет уже совсем характер “земного прощания”.

Что всегда пропускалось? Пропускалась главная идеятрансформация прощальной темы в безумный вальс безумной радости любви.

Каждый раз, когда вступает тема у фортепиано, темп немного ускоряется. Так продолжается до кульминации, где темп доходит до темпа вальса, насыщенного чувством, непередаваемым словами. Слушайте. Слова тут бессильны.

У музыкантов в этой части была уверенность, что в ней существует лишь один вальс в самом конце. Перед тем как фортепиано начинает буквальнокричать”.

Пришла мысль разогнать темп темы до настоящего вихря вальса.

И всё встало на свои места. Рахманинов вспомнил всё, что было с Верой. Оттанцевал, отпел их молодое безумие в счастье. Отпел их вальс любви в форме тени этого вальса и похоронил и любовь, и Веру.

О, Боже мой”, говорит СВР первыми четырьмя нотами медленной части о своей пережитой драме. Умирает Вера Скалон. Его первая девушка, первая любовь. В этой части он переживает весь роман. От первого поцелуя, через безумный Вальс Любви. Через троекратный крик в конце части – “Вера, Вера, Вера!”. В конце его скорбь опускается с романтических небес нагрешную землю”, до прозаического похоронного мотива земного прощания с несчастной, рано ушедшей девушкой..


Финалторжество жизни. Военные походные казачьи песни, “козачок”, галопирующая царская конница. Середина частивесенняя мифологическая, античная поэтическая эротика и тончайший юмор, импровизация, безудержная фантазия и райские наслаждения. Имперское завершение торжества жизни. Всё говорит о том, что Сергей Васильевич готов жить и наслаждаться.

 

One Comment Add yours

Leave a Reply

Fill in your details below or click an icon to log in:

WordPress.com Logo

You are commenting using your WordPress.com account. Log Out /  Change )

Google photo

You are commenting using your Google account. Log Out /  Change )

Twitter picture

You are commenting using your Twitter account. Log Out /  Change )

Facebook photo

You are commenting using your Facebook account. Log Out /  Change )

Connecting to %s

This site uses Akismet to reduce spam. Learn how your comment data is processed.