Stravinsky: Concerto for 2 pianos (4)

Игра в бисер.

Финал в форме фуги, которым Стравинский гордился, как мастер композиции.

Замечательный образец острой мысли. Половина фуги в поступательном движении, вторая половина в обратном. Здесь опять мы сталкиваемся со взглядом художника на мир музыки, как область не “сопереживания”, а созерцания. Совсем не только “формы”. Музыка Стравинского очень богата содержанием. Содержание определяет уровень человека-художника. В содержании мы видим категории, которые позволяют нам определить личность композитора. Такие категории, как нравственность, высота духа, “величина сердца”, высота ума и тд.

И здесь Стравинский поразительно убог. Вместо нравственности мы видим нравоучительство, вместо величия духа мы видим величину презрения, вместо “размера сердца” мы видим силу хладнокровного “биения органа”, вместо веры мы видим безверие, вместо высоты духа мы видим высоту понимания тщеты высокого духа, иными словами цинизм. Bместо “высот” нравственности и всего прочего “высокого” мы видим пропасти, вернее “полости” современного интеллекта, куда провалились все ценности из “предшествующих эпох”.

Это холодный космос понимания тщетности и невозможности создать другой мир. Брутально, но честно. Не можешь создать Эверест, создай адекватную ему полость. Тупое человечество с радостью будет прыгать в эти полости, гордясь умом, пониманием и эстетическим смакованием собственной беспомощности. Мило, конечно. Но недостаточно для того, чтобы там жить. Нечем. По этим пустым полостям и дырам и расселилось человечество в последнее столетие.

Итак, фуга, полифония. Метод, при котором особенно интересно говорить о серьезных вещах. Наполнять музыку “церебральным напряжением” и “трением” чувств. Глубиной мысли и красотой духа. Создавать миры. Но нет. Не ищите у Стравинского, да и ни у кого, кто отверг гуманизм, ничего не дав взамен, глубин. Их нет. Тем приятнее холодное удовольствие, которое дает мастерство полифонии “вперед” и “взад”. “Приятнее”,, потому что это искусство не требует отдачи слушателя. Холодное удовольствие от холодного наблюдение за красотой процесса. Насмешливая “похоронная патетика” коротенькой прелюдии выражает презрение, издевательскую насмешку над смертью. Над патетическим к ней отношением человека. А сама фуга – презрение к жизни. Смело для человека. Но мало для жизни.

Leave a Reply

Fill in your details below or click an icon to log in:

WordPress.com Logo

You are commenting using your WordPress.com account. Log Out /  Change )

Google photo

You are commenting using your Google account. Log Out /  Change )

Twitter picture

You are commenting using your Twitter account. Log Out /  Change )

Facebook photo

You are commenting using your Facebook account. Log Out /  Change )

Connecting to %s

This site uses Akismet to reduce spam. Learn how your comment data is processed.